Двойная оптика, или Антропологическое удивление

Дарья Штыркова
390
1

Ольга Борисовна Христофорова, российский фольклорист и антрополог, рассказала нам о том, какие антропологические открытия ждут студентов Университета детей на векторе «Антропология: человек и его культура».

Как привлечь студентов Университета детей к исследованию своей культуры и обычаев, привить им интерес к культурам других стран и сообществ?

– В наши дни поездки в разные страны, порой самые экзотические – вовсе не редкость. Подростки 12–13 лет уже часто имеют богатый опыт путешествий, встречи c иными культурами, традициями и обычаями. Да и дома, особенно в больших городах, ситуации контакта с представителями других культур также обычны. Я уж не говорю о телевидении. Так что интерес этот есть, другое дело, что часто он не идет дальше поверхностного знакомства с другой культурой – посмотрели, «поудивлялись» и забыли. А если дальше? Узнать, как живут люди, о чем думают, во что верят, как воспитывают детей, отчего радуются и грустят? Для этого нужен некоторый толчок, своего рода озарение. Его суть можно передать так: как они похожи на нас! И при этом как не похожи!

Знаете, одна моя студентка – социальный антрополог, между прочим, и на тот момент уже третьекурсница, посмотрев на занятии один этнографический фильм, написала в эссе: «После такого фильма не остается сомнений в том, что аборигены, в частности народ хамар, такие же люди, как и мы». Представляете, она уже два года слушала лекции, читала научные статьи и монографии и все же в момент просмотра фильма вдруг – возможно, впервые – ощутила, что люди, иначе одетые, с другими прическами, занятые непривычными делами, говорящие на ином языке, наконец, с другим цветом кожи, – не чуждые «другие», а такие же люди, как она сама и ее близкие; у них похожие проблемы и радости, чувства и мысли.

Вот от этого толчка как бы открывается внутреннее зрение, появляются новые, большие возможности понимания – как другой, так и своей культуры. Потому что интерес к своему часто возникает как отражение контакта с чужим – когда вдруг видишь обыденное, привычное новыми глазами, зрением, измененным опытом, или, как говорят ученые – видишь свою культуру антропологически отчужденной, остраненной. Эта такая специальная оптика, когда на привычное смотришь как на экзотическое, чтобы лучше его понять. Можно ее самому развивать. Например, играть в то, что ты марсианин и только что прилетел на Землю: интересно, как тут все устроено? Попробуйте – удивление гарантировано.

Как будут проходить ваши практические занятия?

– На занятиях будут и рассказы о том, как устроены человеческие общества, и попытки на практике применить эти знания. Мы будем создавать свои культуры со всеми важными институтами – управлением, экономикой, образованием, искусством и так далее.

Возможно ли через антропологическое исследование стать со-творцом культуры?

– Вообще антропологов в далеком прошлом иногда принимали за богов, вернувшихся к людям, и ждали от них чудес; иногда же воспринимали верно – как иноземцев, и предлагали пройти обряд инициации и стать полноценными членами сообщества. Ученые иногда очень помогали местным жителям. Например, известный исследователь XIX века Льюис Генри Морган был адвокатом и боролся за права индейцев и за это был выбран в племенной совет ирокезов. Такие же примеры были и в нашей стране, в том числе – совсем недавно. В целом, антропологи постоянно участвуют в изменении жизни разных сообществ ойкумены (надеюсь, чаще к лучшему). Но можно посмотреть на эту проблему и по-другому: хорошо зная социальные законы, понимая, как устроена жизнь в разных человеческих культурах (причем, что важно, прочувствовав это на своей шкуре во время полевой работы), антрополог способен и у себя дома быть экспертом по устройству культуры. И, в общем, исследователей – и в нашей стране, и за рубежом – часто привлекают к такого рода экспертной деятельности.

Как много новых антропологических открытий ждет нас и наших студентов впереди?

– Антропология, как и другие социальные и гуманитарные науки, все время развивается. За полтора века ее существования сменилось несколько научных парадигм – эволюционизм, диффузионизм, структурный функционализм и так далее. Сейчас мы переживаем время отхода от «больших теорий» и глобальных кросскультурных сопоставлений, сейчас исследователям интересны локальные темы, небольшие сообщества, «ювелирный» анализ глобальных проблем (например, миграций, культурной памяти) через частные случаи, кейсы. А вообще открытия непременно ждут – начать хотя бы с того, что на планете до сих пор есть неисследованные (даже еще не обнаруженные) сообщества и совсем не описанные языки. А то, что уже вроде бы известно, при появлении новых методов изучения (например, компьютерных), способно выявлять новые, порой совершенно неожиданные стороны.

Что может объединять разные культуры и сообщества? И нужно ли это?

– Приведу фрагмент из еще одной студенческой работы (с сохранением авторского стиля): «Фильм показывает, что эти люди не другие, они не опасны и не просто такие же люди, но и очень похожие на нас». Нас объединяет, во-первых, то, что все мы люди, единый человеческий вид, мы устроены одинаково, несмотря на все культурные различия. Во-вторых, мы летим в огромном космосе на очень маленькой планете, это наш дом, сберечь который мы сможем только вместе. Современная антропология – это один из путей создания диалога сообществ и культур, в этом ее важная миссия.

Автор фото – Алина Лапушкина.