СТОЛ УЧЕНОГО. Илья Захаров

Наталья Сергеева
75
0

ИЛЬЯ ЗАХАРОВ, психофизиолог, старший научный сотрудник лаборатории возрастной психогенетики психологического института РАО; выпускник кафедры психофизиологии факультета психологии МГУ; в 2008−2014 г.г. — лаборант лаборатории клинической нейрофизиологии в ГНЦ ССП им. Сербского; психофизиолог в ЦПМСС «Северо-Запад» и в Центре нейрореабилитации и патологии речи.

Мы попросили пятерых учёных — ведущих специальных проектов у студентов направления Векторы в осеннем семестре 2017 г. рассказать, что лежит на их рабочем столе. Получилась серия интервью — о науке, о личных интересах учёного, о том, что ожидать от вектора в Университете детей, и что почитать перед началом.

Рабочий стол психофизиолога Ильи Захарова

(вектор Таламус и гипоталамус: Как изучать мозг?)

- Часть занятий вектора пройдёт в лаборатории. Что вы здесь изучаете?

- Один из экспериментов, которые мы проводим в нашей лаборатории, — электростимуляция головы очень слабым током. Такая стимуляция, в зависимости от того, что стимулировать, должна приводить к каким-то эффектам — воздействовать на когнитивные способности или на какие-то моторные процессы.

У нас есть эксперимент, в котором мы проверяем, правда ли это так. Прибор там — энцефалограф и шапочки для электроэнцефалографии, чтобы регистрировать электрическую активность головного мозга. Этот эксперимент мы планируем проводить вместе со студентами Университета детей во время вектора.

Основной метод, который мы покажем, называется “Метод вызванных потенциалов”, а также электроэнцефалографию. Это методы, которые позволяют показать, что происходит у человека в голове, когда он думает.

Мы выбираем некоторый психологический показатель, на который мы хотим посмотреть, придумываем, в каких задачах он может проявляться, а дальше даём человеку такие задачки, например, распознавание лиц.

Мы показываем человеку на экране компьютера разные лица и смотрим, что в этот момент происходит в электроэнцефалограмме, то есть, в суммарной электрической активности головного мозга. И затем мы показываем это человеку много раз, чтобы из кучи того, что одновременно происходит у него в голове, научиться выделять сигнал, который связан конкретно с задачей на распознавание лиц.

- Как выглядит ваш рабочий стол в лаборатории?

- Большую часть времени ученый сидит у компьютера. Эксперимент проходит в соседней комнате, где сидит испытуемый. Там выключается свет, чтобы он не отвлекался на посторонние раздражители, и ему показывают на компьютере разные задачи. Основное, что там есть: шапка, электроды, шприц и электропроводный гель. Шприцем гель наносится под электроды, чтобы был контакт между поверхностью головы и электродами, чтобы обеспечить нормальную проводимость.

- А вот так выглядели электроэнцефалограммы на бумаге, материалы анализировались почти вручную, с перфокартами. Это материалы из диссертации моего научного руководителя, из 80-х годов XX века. Я как ученый на бумаге уже всего этого не делал, сейчас всё это сразу оцифровывается и хранится в компьютере. Студенты вектора будут смотреть на такие же картинки, но с компьютера.

- Кто ваши испытуемые?

- Наша основная тема — это поведенческая генетика, поэтому наши основные подопечные — это близнецы. Это такая область, в которой мы изучаем индивидуальные различия и вклад генетических факторов в индивидуальные различия, вклад воспитания, и так далее.

Основной наш интерес — разбираться в различиях вообще. А если более частно, смотреть на генетические основы индивидуальных различий и на те, которые обусловлены средой. Базовый вопрос — больше ли похожи близнецы или двойняшки. Мои исследования — больше про какие-то показатели, которые связаны с работой мозга. Есть другие исследования — про личностные характеристики, про темперамент и так далее.

Психогенетика (или поведенческая генетика) — метод еще более старый, чем молекулярная генетика. Мы берём двойняшек и берём близнецов. Мы смотрим на сходства внутри пары между двойняшками и между близнецами, и, глядя на различия в сходстве, строим модели. Учитывая, что у близнецов и двойняшек одинаковая среда, но при этом у близнецов больше общих генов, мы из такой вот простой модели, глядя на сходства между близнецами и двойняшками, достраиваем, насколько показания по определенному показателю связаны с генами или со средой.

Суть психогенетического исследования — в том, чтобы набрать много близнецов и двойняшек. Чтобы проводить такие исследования, как в нашей лаборатории, нужно очень много данных, поэтому нужно много людей. Одна лаборатория не справится никогда. Вообще, сейчас много коллабораций в науке, а в нашей сфере — просто очень много. Поэтому у нас тесные контакты и с британскими коллегами, и в России это лаборатории в Томске, в Челябинске, в Уфе. Мы проводим однотипные исследования на разных площадках и потом собираем вместе данные, чтобы как-то их анализировать.

- Что вас вдохновляет в вашей работе?

- Вдохновляет, когда ты задал какой-то вопрос, а потом видишь на него ответ. Неважно, правильная была твоя гипотеза, или нет. Когда ты видишь результаты проведенного эксперимента, даже если они не совпали с твоими ожиданиями. Это очень круто, когда ты видишь, что этот процесс закончился, и у тебя есть какой-то ответ на вопрос, которого раньше не было.

- Нужно ли иметь специальные знания или интересы, чтобы идти на ваш вектор про исследования мозга?

- Никаких специальных знаний не требуется, скорее, мы будем давать специальные знания. Особый интерес, скорее, нужно иметь к биологии, конкретно к анатомии и нейрофизиологии. Если интересно узнать про центральную нервную систему, то будет интересно то, что мы будем рассказывать здесь. В целом, мы занимаемся психогенетикой, когнитивной наукой, психологией, нейрофизиологией, физиологией высшей нервной деятельности и так далее. Ключевое слово: мозг.

Нужно не бояться математики, потому что большинство методов в нейрофизиологии, особенно исследования на людях, завязаны на анализе сигнала, и это или статистика, или какая-то ещё математика. На сегодняшний день люди с бэкграундом в IT, в computer science могут многое в нашей работе автоматизировать, придумывать новые методы обработки сигнала. Люди должны работать в команде, но в команде очень ценны те, кто хорошо разбирается в математике.