Участники Научных боев

276
0

27 июля 2014 г. Научные бои пройдут в летнем кинотеатре «Пионер» в Парке Горького в Москве. На этот раз математик, астрофизик, метеоролог, физик, компьютерный лингвист и биоэлектрохимик сразятся за звание великого популяризатора науки — победителя Научных боев, рассказывая о собственных исследованиях с помощью самого простого реквизита.

Политех задал несколько вопросов участникам Научных боев, чтобы познакомиться с ними поближе.

  • Олег Воронин

    Олег – биоэлектрохимик. Его группа, работающая на стыке трех наук, занимается методами переработки органических отходов в электроэнергию с использованием бактерий и биологических катализаторов. На Научных боях Олег расскажет, каким образом можно обмануть бактерии – передатчики электронов, а также объяснит, почему остатки завтрака позволят зарядить Ваш айфон.

 — Назовите последний научный факт, который Вас удивил. Почему?
 — Открытие у некоторых бактерий белковых органелл, обладающих металлической проводимостью. То есть, они способны пропускать через себя электрический ток так же, как обычный медный или железный провод.

 — Представьте, Вы — Робинзон. Кого из учёных любой эпохи Вы бы выбрали в качестве Пятницы и почему?
 — Крейг Вентер. Напарник в таких условиях должен быть "и швец, и жнец…" Д-р Вентер показал себя и как талантливый ученый, и как предприниматель, способный за счет частных инвестиций выполнить дешифровку генома человека быстрее и дешевле, чем консорциум государственных организаций.

 — Во что Вы верите, но не можете доказать?
 — В то, что в каждом человеке есть что-то хорошее.

  • Александр Мельников

    В своей работе Александр применяет математические методы для изучения биологии. На Научных боях он расскажет, каким образом работают ДНК-тесты и как математики помогли создать тесты, способные выявить хромосомные заболевания плода по крови матери.

 — Назовите последний научный факт, который Вас удивил. Почему?

 — Прочитал, что недавно ученым из Эдинбурга впервые удалось добиться регенерации органа живого организма (удалось восстановить тимус у мыши). Тимус производит важные иммунные клетки, но с возрастом стареет и делает людей более восприимчивыми к инфекциям. Если опыт удастся повторить для человека, то это может породить новый вид терапии. Опыт также интересен тем, что его метод можно обобщить на другие органы и посмотреть, что из этого получится…

 — Во что Вы верите, но не можете доказать?
 — В аксиомы.

 — Что больше всего пугает/привлекает Вас в науке и конкретно в Вашей области?
 — Из науки меня особенно привлекает генетика. Во-первых, своей неизученностью — думаю, в ближайшие 10−20 лет самые удивительные и в то же время прикладные результаты будут получены именно в этой области. Во-вторых, тем, что эта наука оперирует с живыми организмами. По этой же причине во время моего обучения в университете меня не раз посещала мысль о переводе на медицинский или биоинформатический факультет, но все же я нашел компромисс сам с собой — закончил мехмат и теперь применяю математические методы в генетике.

  • Евгений Горбовской

    В Лаборатории космического мониторинга астрономического института МГУ Евгений изучает быстропеременные (транзиентные) объекты на звездном небе при помощи сети телескопов-роботов МАСТЕР. На Научных боях он расскажет о возможных опасностях, которые может преподнести Вселенная нашей цивилизации, о самых мощных взрывах во Вселенной и о роли России в космических исследованиях.

 — Назовите последний научный факт, который Вас удивил. Почему?
 — Парадокс Ферми. Достаточно давно известная вещь, однако в голове она не укладывается. Суть в том, что мы не видим космических чудес. Наша цивилизация далеко не самая «древняя». Наша планета и Солнце ничем не выделены среди миллиардов других. Поэтому другие цивилизации должны быть в этой Вселенной. Кроме того, наша цивилизация развивается экспоненциально. Это значит, что цивилизация, зародившаяся за, скажем, миллиард лет до нашей, должна будет настолько опережать нас в развитии, что мы в нашей обычной жизни видели бы необъяснимые космические чудеса. Например, гаснущие на ровном месте звезды, когда «они» полностью завладеют энергией этой звезды или целой галактики. Последствия возможных войн или конфликтов между столь развитыми мирами воспринимались бы нами как необъяснимые взрывы, и другие «чудеса», которых мы почему-то не видим на небе. Здесь возможно два решения: либо до такого уровня цивилизации просто не доживают, либо процесс познания конечен. Оба вывода глубоки и не очень приятны…

 — Расскажите о самом странном поступке, совершенном Вами в жизни.
 — Трудно выделить самый странный. Сама идея стать астрофизиком в глазах многих выглядит странной. Я вообще люблю «приключения», но в таком подходе всегда надо понимать и, наверное, чувствовать возможные последствия. Прыжки с парашютом, активный спорт, горные лыжи, велосипед, горные походы, строительство обсерваторий при –50 °С в Сибири, много всего, трудно выделить самое яркое. Важно никогда не отключать голову.

 — Представьте, Вы — Робинзон. Кого из учёных любой эпохи Вы бы выбрали в качестве Пятницы и почему?
 — Я бы выбрал Якова Борисовича Зельдовича. Это советский физик и астрофизик, один из отцов-основателей нашей ядерной бомбы (на ряду с Сахаровым и Харитоном). Очень грамотный физик и крайне эрудированный человек. Требовательный и очень сильный учитель. Его ученики до сих пор являются локомотивом современной астрофизики в России. Думаю, что с таким человеком мы не задержались бы на острове надолго. А спаслись бы сами намного раньше прихода «залетного» корабля.

 — Во что Вы верите, но не можете доказать?
 — В существование «зеленых человечков», конечно. Однако не в возможность контакта с ними.

 — Что больше всего пугает или привлекает Вас в науке и конкретно в Вашей области?
 — Пугает, что нельзя поставить прямой эксперимент. Все экспериментальные данные мы видим как они есть и изменить что-либо нельзя никак. Это же и привлекает, отчасти. Поскольку увидеть можно то, чего совершенно не ожидаешь.

  • Александр Былинкин

    В Институте Теоретической и Экспериментальной Физики Александр занимается изучением процессов, происходящих при столкновении частиц высокой энергии. На Большом Адронном Коллайдере он воссоздает условия, существовавшие через доли секунд после Большого взрыва. Такие исследования могут дать нам понимание происхождения Вселенной. На Научных боях Александр расскажет, что общего между процессами рождения частиц и испарениями черных дыр и исполнит песню, посвященную Большому Адронному Коллайдеру.

 — Представьте, Вы — Робинзон. Кого из учёных любой эпохи Вы бы выбрали в качестве Пятницы и почему?
 — Эйнштейна, чтобы играл мне на скрипке.

 — Во что Вы верите, но не можете доказать?
 — В любовь.

  • Павел Константинов

    Павел изучает метеорологические процессы и климатические особенности крупных городов на кафедре метеорологии и климатологии географического факультета МГУ. Несмотря на высокий уровень современных технологий, дать точный прогноз погоды и климата в городах пока еще непросто. На Научных боях Павел расскажет о феномене городских островов тепла. Он объяснит, почему поздней весной в городе уже можно одеться «по-летнему», а при поездке на дачу приходится утепляться. Также Павел затронет вопрос влияния климатических изменений на здоровье городских жителей.

 — Расскажите о самом странном поступке, совершенном Вами в жизни.
 — В январе 2012-го я проехал Европу от украино-венгерской границы до океана автостопом за 8 дней. Мне до сих пор никто не верит, что я ни с кем, кроме себя, на этот счет не спорил, но этот опыт сильно изменил мое и без того измененное географическим образованием мироощущение.

 — Представьте, Вы — Робинзон. Кого из учёных любой эпохи Вы бы выбрали в качестве Пятницы и почему?
 — Софию Ковалевскую. Она была исключительно красивой женщиной!

 — Что больше всего пугает / привлекает Вас в науке и конкретно в Вашей области?
 — То, что слишком многое еще только предстоит открыть. Это и пугает и привлекает одновременно.

  • Светлана Тимошенко

    В лаборатории компьютерной лингвистики Института проблем передачи информации Светлана занимается разработкой программы, которая извлекает из текста смысл, имитируя человеческое понимание. Как программа может «понять», что предложения «Иван выиграл у Петра» и «Петр проиграл Ивану» говорят об одном и том же? В основе такой программы должен лежать специальный словарь, представляющий сложные значения слов в виде комбинации простых. На Научных боях Светлана покажет, как такое представление смысла позволяет компьютеру находить синонимичные предложения и даже делать из текста несложные выводы.

 — Назовите последний научный факт, который Вас удивил. Почему?
Вычитала в книге Ричарда Форти, что у трилобитов были в буквальном смысле каменные глаза — функциональный аналог хрусталика был из кальцита. Такие встренные очки — по-моему, это удивительно и прекрасно.

 — Представьте, Вы — Робинзон. Кого из учёных любой эпохи Вы бы выбрали в качестве Пятницы и почему?
 — Тут у меня целых два ответа, практический и от души. Из практических соображений выбрала бы Бенджамина Ли Уорфа: лингвист, знаток языков индейцев юто-ацтекской семьи и семьи майя, да ещё и химик-технолог по образованию — то есть и с папуасами договорится, и котелок отчистит. А для души взяла бы историка Карло Гинзбурга: прочитав одну его статью, я плакала от счастья — такой он умный и так правильно всё понимает.

 — Во что Вы верите, но не можете доказать?
 — В «головологию» — магию, которую использует матушка Ветровоск в цикле Терри Пратчетта «Плоский мир». Я думаю, что магия в первобытном обществе работала на тех же принципах и с той же силой, но доказать это практически невозможно, потому что эффект зависит от головы — от головы колдуна и от головы того, кто претерпевает магичекое воздействие. Таким образом, ни на одном европейце магия не сработает. Более того, само присутствие европейца-наблюдателя, возможно, кардинально меняет состояние этих двух голов.

 — Что больше всего пугает или привлекает Вас в науке и конкретно в Вашей области?
 — В науке вообще привлекает иллюзия бессмертия, которую дает знание. Мы знаем, как выглядели динозавры, знаем, о чем переписывались древние новгородцы, знаем, что Солнце погаснет и тысячу других вещей. Не уверена, что знала бы больше, будь я вечным вампиром в мире без науки.
Лингвистику же предпочитаю потому, что она требует исключительного отрешения от себя. Одна моя подруга однажды так объяснила, в чем тут сложность и фокус — она сказала: «представь, что тебе нужно описать цветы на языке, в котором вместо слов — цветы». Вот примерно тем же занимается лингвист, изучающий семантику — мы описываем значения слов, с помощью других слов. Тут нужно быть крайне внимательным, всё время контролировать собственные мысли — это я думаю или это какой-то устойчивый элемент языка вместо мысли? Существует ли вне языка справедливость, сходство, движение времени?

Научные бои — это проект Политехнического музея и Правительства Москвы, в рамках которого молодые ученые наглядно и просто объясняют даже самые сложные научные идеи и рассказывают о собственных исследованиях со сцены. Никаких компьютерных презентаций — здесь ученые говорят о науке, используя все, кроме скучных слайдов. С помощью самого простого реквизита участники уже объяснили, что общего у корзины с яблоками и структурной молекулы, как рассказать о развитии искусственного интеллекта с помощью гитары и многое другое.

Для участия в Научных боях заполните нашу анкету.