Экскурсовод не должен быть занудой!

679
0

21 февраля экскурсоводы всех музеев мира отмечают профессиональный праздник. Мы поговорили с Андреем Льдовым и Марией Платоновой, экскурсоводами, работающими на экспозиции Политеха «Россия делает сама», и попросили рассказать, что они считают наиболее важным и ценным в своей работе.

Андрей Льдов – физик, кандидат наук, сотрудник ФИАН. Он всего три месяца водит экскурсантов по 26-му павильону ВДНХ, но делает это так, в кассе уже не удивляются, слыша: «Нам, пожалуйста, Андрея Юрьевича! Нет его сегодня? Приедем в другой день, хотим к нему попасть». Он говорит о физике – как стихи читает, а речь его полна яркими, зримыми сравнениями. Скажем, интерференционные полосы, напоминающие рисунок на смятой тельняшке, – и сразу становится понятно! Детям он непременно «задает на дом» какой-нибудь эксперимент: попробовать, например, хотя бы полчаса не дотрагиваться до собственного лица, чтобы понять, как себя чувствует космонавт в гермошлеме.

Почему я стал экскурсоводом? Просто очень нравится рассказывать про физику, объяснять, учить, показывать интересное.

Конечно, нашу выставку делали с таким расчетом, чтобы заинтересовать самых разных людей, от дошкольников до их бабушек и дедушек. Но все-таки в основном она для взрослых, для студентов, для старшеклассников… А детям хочется играть! Детей нужно сначала удивить – иначе им неинтересно, они просто слушать вас не станут. Поэтому мы вводим некий элемент театральности в экскурсии. Например, хорошо бы сделать так: берете воздушный шарик, слегка надуваете его (не завязывая!), и он летит вверх, иллюстрируя реактивное движение. Или наш, может быть, самый популярный экспонат, бомба РДС-1 – это же чистый театр! Потому что экскурсия в виде «цифры-даты», мне кажется, изначально провальная идея, это неинтересно. Хотя важно и обратное – чтобы экскурсовод не превратился в фокусника.

Мне многие экспонаты нравятся, но один из самых любимых – стопоходящая машина Чебышева. Посмотрите, с какой любовью она сделана, как выточены стыки деталей! Очень тщательно. Я всегда говорю детям: попробуйте дома что-нибудь похожее собрать, это ведь довольно простая конструкция, несколько рычагов. А еще отличный парень читает «видеоэкскурсию» в зале «Нового антропогенеза», рэпер. Послушайте: «Ученые говорят про факторы и векторы, про долгий эволюционный процесс, изучают давно, слово сложное придумали, многие даже не разу слышали, правда, но, кроме пафоса и шуток, спрашиваю, а вы знаете, что за странное это явление – антропогенез?» Причем тут видно, что у него вроде бы рука сломана и вообще он весь какой-то немного покоцанный, но комичный и явно очень добрый. И с любовью все это начитывает.

Конечно, не все дети, которые приходят в Политехнический, станут учеными: сильными аналитическими способностями в принципе обладают немногие. Но я видел здесь удивительно одаренных детей, причем это заметно сразу, после пятнадцати минут экскурсии, – по вниманию, по реакции, по горящим глазам. Такому ребенку интересно абсолютно все, он задает множество вопросов по делу, глубоко сосредотачивается. Вот приходила девочка, ей на вид лет шесть, но столько любопытства! Понимала процентов восемьдесят из того, что я рассказываю, а ведь она еще в школу не ходит. Были двое мальчишек, лет по 13–14 – я в жизни редко наблюдал такую скорость мышления, такую невероятную фантазию.

Конечно, ребенку нужен талантливый учитель. Я считаю, наше школьное образование стало бы куда эффективнее, если бы работала дифференциация детей по природным склонностям. Чтобы дети и учитель дополняли друг друга. Даже то, что называется технари и гуманитарии, – первые способны строить длинные логические цепочки, рассуждения, а у вторых, как правило, феноменальная память. Конечно, тут требуются разные методы преподавания. Я могу назвать только двух людей, сочетавших эти способности, – Ландау и Фейнмана.

Задать экскурсоводу по-настоящему каверзный вопрос трудно – ведь для этого надо изначально знать ответ.

Мария Платонова – хранитель музея. В 2007 году она пришла работать в лабораторию робототехники Политеха, а сегодня – специалист по хранению музейных предметов и экскурсовод. Мария Платонова рассказала о том, кто может вести экскурсии в Политехническом музее, и о мелочах, скрывающих самое интересное.

Экскурсоводами очень редко становятся люди, «выучившиеся на экскурсовода». Это скорее те, кто просто любит общение и способен выстроить диалог, у кого, что называется, язык подвешен. Важно, чтобы человек действительно любил говорить о науке и технике. У большинства экскурсоводов Политеха техническое образование, но это не жесткое условие, один наш прекрасный экскурсовод, например, филолог. Она читает очень много научной, научно-популярной литературы и отлично рассказывает. Здесь главное – желание разбираться, потому что у большинства посетителей все-таки довольно средние знания.

Конечно, мы хотели бы знать все на свете досконально, чтобы точно ответить на любой вопрос. Но в основном людей интересуют простые, житейские вещи, с которых и мы начинали, – как это работает, где это можно применить? Да, можно сказать, что мы по себе судим, ориентируемся на то, что нам самим хотелось бы узнать.

Иногда во время экскурсии видишь, что дети куда-то сами пошли, – значит, им там интересно. Тогда мы на ходу меняем план, чтобы побольше рассказать именно о том, о чем им хочется услышать. И здесь уже группа ведет экскурсовода за собой, а не экскурсовод – группу.

В каждой экскурсии я стараюсь обратить внимание посетителей на то, что вне музея они вряд ли увидят, например, терменвокс. Часто хочется выделить какую-то важную мелочь, которую не сразу заметишь: вот ракетоплан Циолковского – говоря о нем, я всегда отдельно показываю расположенные на одном из уровней ванны; предполагалось, что космонавты легче перенесут перегрузки, лежа в воде. А те, кто внимательно смотрит на скафандры, замечают зеркальце на рукаве – оно увеличивает угол обзора, потому что в гермошлеме скафандра очень трудно повернуть голову.

Сейчас школьники (а иногда и студенты) часто не знают, кем хотят работать, когда закончат учиться, просто потому, что им никогда не рассказывали о богатстве выбора. Сейчас распространено такое поверье, что для гарантированного успеха нужно пойти учиться на экономиста, юриста или «куда-то в техническое», именно в такой расплывчатой формулировке. Наша задача – показать, как применить научное знание на практике, как много существует самых разных профессий, связанных с наукой и техникой, что это не так уж сложно и страшно интересно.

Дети иногда задают вопросы, на которые в принципе невозможно ответить. Такие, знаете: «А вот интересно, а как вот это?» Вопрос не адресован экскурсоводу, просто ребенок о чем-то задумался, он с этим вопросом уйдет и сам попробует найти ответ.