Илья Колмановский ведет блог из Японии

344
0

Заведующий Лабораторией биологии отправился в Токио в поисках идей для новых занятий.

День первый

Две технические вещи. Во-первых, я с трепетом ждал встречи с местной стиральной машиной. Она же не знает, что я из Политеха, и совершенно не обязана меня слушаться. Увидев ее воочию я только больше разволновался – но зря. Оказалось: кладешь одежду, нажимаешь одну кнопку – а дальше она все сама: взвешивает, льет мыло (и я надеюсь решает, какого цвета эта одежда и какие ей можно температуры, ведь да?). Один мой друг сказал на все это: вот это отличная метафора вообще нашего отношения к японской технологии. Мы думаем, что слишком отсталые мы люди, чтобы с ней совладать, а она всегда оказывается очень человечной.

Во-вторых, в аэропорте можно взять в аренду портативный wi-fi роутер с гигабайтом трафика в день за $10 – и это море удовольствия. И навигация, и онлайн переводчик – так ведь можно жить.

Сегодня я крайне удачно отработал в старейшем японском инсектариуме. Зоопарк Тама (1,5 часа езды от Токио) имеет огромную теплицу с бабочками (нет, это я не собираюсь затевать в историческом здании на Новой площади), крупную разводню с полным жизненным циклом одного светлячка (в этом году весна поздняя, и в итоге все шоу светлячков будут лишь в конце июня, увы), и большой павильон с бесконечными мелкими экспонатами – вот это для меня главное, ведь такое можно делать и в музее. Тропические жуки, редкие тараканы, африканские сверчки, бразильские муравьи: все это не только замечательно размножается (и я конечно провел полдня закулисами, перенимая лабораторный опыт содержания этих объектов). Важнее, что каждый экспонат подобран с конкретной интеллектуальной идеей, которая замечательно подана музейным языком.

Взять, скажем, наших любимых жуков-носорогов. Мы показываем живых жуков, и проводим с ними эксперимент. Но тут хранители додумались разместить рядом с жуками подсвеченные рентгены, на которых можно сравнить мышь (с ее внутренним скелетом) и жука (с его внешним скелетом – ведь мы о нем как раз говорим на занятии). Красиво!

Или вот гениальный экспонат: подъемная сила крыльев стрекозы. В трубе вентилятор дует горизонтально (в лоб) на горизонтальную сушеную стрекозу, которая приколота к рычагу. Подъемная сила тащит стрекозу вверх – и рычаг вверх – то есть мы видим, как работает этот закон физики даже на мертвом насекомом. Отличие в подходе наших лабораторий: в Тама экспонат за витриной, а мы-то обязательно создадим такой набор, чтобы дети сами монтировали всю установку на занятии в лаборатории.

Яркое впечатление: экспонат про наших любимых двупятнистых сверчков. Мы часто проводим захватывающий эксперимент – бои сверчков, которых мы умеем перепрограммировать. В Тама я нашел замечательное дополнение. Во-первых, нужно тут же показывать заспиртованный препарат в склянке «Нервная система сверчка» – чтобы мы видели, как устроен его внутренний «компьютер», на который мы так замечательно умеем действовать. А во-вторых, на экспозиции крутят ролик, в котором показывают, как оказывается можно дрессировать сверчка, используя сладкие капли. Готовая идея и для кружков (пока что мы дрессируем только крыс), и для разовых занятий – если у нас будут дрессированные и наивные сверчки, сравнивать их поведение. Можно научить сверчков бодать палец (за сладкое) или бодать большой белый круг. Попробуем!

И конечно навылет в сердце – бразильские муравьи-листорезы: они находят, режут, носят листься, лепят из целлюлозы готические постройки, в которых размножается гриб, которого они кормят квашенной листвой, и который едят сами и кормят королеву. У японцев невероятно пышная колония, огромные толпы солдат, 5−6 камер с переходами и с разными функциями, куст кормового растения сжирают за 10 минут. Смотреть на них можно бесконечно. Беда только в том, что я никак не могу придумать интерактивный опыт с ними, а без этого у нас никак. Нет ли идей?

Еще эта встреча была бесценной в социальном отношении. Японцы плоховато отвечали мне на письма, которые я писал «по-холодному», рассчитывая, что все сработает как в Америке или Европе (обычно очень гостеприимно встречают по первому же письму). Мой сегодняшний хозяин, руководитель инсектариума зоопарка Тама по имени Хироши Сакураи не только замечательно показал и рассказал мне о своем хозяйстве. Он немедленно связал меня со полудюжиной профессионалов в моей сфере – в итоге завтра утром я встречаюсь с руководителем образовательных программ в токийском аквариуме, потом еду через полстраны в лучшую в мире фирму по разведению жуков-оленей, в субботу – в главный зоопарк насекомых Gunma Insect World, во вторник – в вивариум зоопарка Уэно. Неплохо я социализировался!

Кульминацией дня был момент, когда я всерьез договорился о покупке для нашего музея уникального экспоната, которого ни у кого нет. Ихтиологи из одного крупного научного центра в Токио обещали искать для нас панцирь самого крупного в мире краба-паука, он как раз ловится в местных водах. Я надеюсь, он будет иметь больше 2 метров в размахе клешней: мне нужен такой панцирь для контраста с микроскопическими ракообразными, дафниями, которых мы изучаем на занятии Пылкое сердце под твердым панцирем (даем им каплю кофе и считаем пульс под микроскопом).

(Второй день, Третий день)