Как исследования афазии помогают лингвисту?

349
0

Теперь в ночь с четверга на пятницу на радио «Маяк» выходит радиоверсия «Научных боев». «Научные бои» – это состязания молодых ученых, за десять минут им нужно успеть раскрыть свою научную тему максимально интересно и понятно для широкой аудитории.

20 марта в эфире встретились нейролингвист Мария Худякова и лингвист компьютерный Светлана Тимошенко, чтобы поговорить о языке – как математические модели помогают анализировать его закономерности и каким образом нейролингвисты изучают связь между поражением мозга человека и нарушением его речи.

А в ночь с 26 на 27 марта речь пойдет о научных исследованиях в самых красивых уголках России. Биолог Илья Сережкин, победитель «Научных боев» 2014 года, в составе научной группы принимает участие в создании биопрепарата для очистки Арктики от нефтяных загрязнений и часто бывает в экспедициях на севере России. Геолог Виолетта Шанина изучает изменения вулканогенных пород под воздействием гидротермальных процессов, ездит в экспедиции, в частности, на Камчатку. Слушайте 27 марта в 00:01 в эфире радиостанции «Маяк»!

Видеозапись эфира 20 марта

Цитаты

Светлана Тимошенко – о компьютерной лингвистике

«Компьютерной лингвистики как самостоятельной науки не существует. Это скорее метод, работающий в рамках науки о языке, – лингвистики. Язык бесконечно разнообразен: мы говорим, пишем, сочиняем стихи, сюсюкаем с детьми, занимаемся наукой, и все это – с помощью языка. Как учит язык ребенок, чем французский отличается от английского, почему по-русски правильно сказать я завтра помою посуду и неправильно – я завтра помыл посуду? Сколько вопросов, столько и методов для исследования объекта».

«Правила грамматики любого языка можно закодировать, сделать программу. А потом задать ей задачку, например, провести разбор предложения. И чем лучше написаны правила, тем больше наша система разберет».

«Наша задача не в том, чтобы сделать систему, которая способна на нечто такое, чего не может человек. Нет, мы создаем систему, которая может делать то, что человек. Пока что программы колоссально от нас отстают».

«Все мы прекрасно на языке говорим и все понимаем, но как только мы начинаем думать о том, как именно мы на нем говорим, начинается сложности. Очень трудно объяснить самому себе, почему ты говоришь так, а не иначе, почему здесь ты выбрал одно слово или порядок слов, а там – другое».

«Вы не знаете, что такое существительное. Это придуманное понятие – оно нужно, чтобы обозначить класс слов, ведущих себя определенным образом».

«От языка мы отстаем. Свежий пример – мы анализируем текст, и вдруг в нем встречается прилагательное духовноскреповый».

Мария Худякова – о нейролингвистике

«Нейролингвистика – это лингвистика плюс нейронаука. Если говорить просто, это исследование языка, мозга и связи между ними. Как язык рождается в мозге, как мозг обрабатывает его».

«Один из способов исследования – посмотреть, что происходит с языком, если мозг тем или иным образом поврежден. Мы, например, изучаем такое явление, как афазия, – это приобретенная патология речи, возникающая при повреждении речевых зон мозга. Как правило, причиной становится инсульт или черепно-мозговая травма. В зависимости от тяжести и локализации поражения симптомы разнятся: это могут быть проблемы с пониманием или воспроизведением речи, с выбором нужных слов – человек может выбирать слово, сходное по звучанию или семантике с нужным (вместо грушигрустный или яблоки). Возникают также проблемы с синтаксисом и телеграфная речь – короткие фразы, лишенные интонации».

«Зачем мы исследуем? Это проблема, и нужно понять природу ее природу, чтобы определить, как правильно лечить таких пациентов. С другой стороны, когда мы знаем, что нечто сломано, есть возможность достроить картину того, как оно работает в норме».

«Конкретно я изучаю дискурс – в нашем узком употреблении это уровень текста. По каким законам строится текст: почему можно сказать иногда он, и будет понятно, о ком речь, а в другой момент понятно не будет, почему историю можно рассказывать с начала до конца, но не в случайном порядке. Важно еще и окружение – контекст. Если мы с вами находимся в одном комнате и я прошу вас закрыть дверь, вы понимаете, о какой двери идет речь. Важен и невербальный компонент – интонация, жестикуляция, мимика, смех, кашель, вздохи. Все это мы изучаем, собирая рассказы людей с различными типами афазии и такие же рассказы на эту темы здоровых носителей языка. И сравниваем. Пока эта тема в мире разработана очень плохо».