«Что бы ты ни рассказал взрослым, у них есть своя линия»

199
0

Продолжаем готовиться к финалу Научных боев! Мы задали финалистам несколько вопросов о том, как работать с разными аудиториями и зачем ученым в принципе нужна популяризация науки. Сегодня беседуем с победителем III Научных боев Светланой Виноградовой. В финале она расскажет о трансгенных растениях и о том, почему не стоит бояться ГМО.

– Зачем ты выступаешь на Научных боях? Зачем ученым вообще тратить свое время на популяризацию науки?

– Зачем я это делаю? Честно говоря, я попала на Научные бои случайно. Меня пригласил коллега, хотя я поначалу относилась к этому делу скептически. Но с тех пор как я выступила на Боях в июле, что-то поменялось, я стала иначе смотреть на то, что мы делаем. Теперь я больше работаю со школьниками, и мне это нравится. Сидя в лаборатории, не всегда сразу наблюдаешь эффект от работы. В моем случае это бесконечный поток экспериментов, которые не всегда венчаются ярким результатом. А когда работаешь с людьми, особенно с детьми, видишь горящие глаза, заинтересованность, если удалось рассказать хорошо. Я вела занятия с детьми от 6 до 12 лет в Политехе, но там были и взрослые, и они задавали каверзные вопросы. Нужно было так извернуться, чтобы и тем, и другим было интересно. Конечно, это расширяет спектр моих возможностей. Мы планируем сделать аналог Научных боев на работе, чтобы рассказывать о своих исследованиях просто и доходчиво, с интересными экспериментами.

– Твоя тема, ГМО, всегда вызывает сильную реакцию аудитории. Некоторые говорят: «ГМО – это зло, и вы ничего нам не докажете». Как с ними спорить?

– Никак, это невозможно. Многие люди не слышат никаких аргументов.

– С кем проще обсуждать ГМО, со взрослыми или с детьми?

– С детьми: хотя им не всегда хватает знаний, они умеют слушать. Что бы ты ни рассказал взрослым, у них есть своя линия. Например, мои родители не любят ГМО, они верят телевидению, и мои рассказы не воспринимают. Они видели мое выступление, да, но продолжают использовать банальные аргументы вроде «никто этого не доказал, еще не прошло 100 лет испытаний». Просто есть люди, которые в принципе не станут отказываться от своего мнения. Но если кто-то хочет расширить кругозор, моя задача – познакомить его с научной точкой зрения. Поэтому я не хочу менять тему выступлений.

– А почему ты решила заниматься именно биологией?

– Моя учительница в школе хорошо о ней рассказывала. Как раз тот случай, о котором говорил Денис Кузьмин, – люди всегда идут за кем-то.

– Что тебя привлекает в научной работе?

– У меня в жизни был момент выбора: остаться в науке или пойти в продажи. Я представляла себя в этой области, и сейчас знаю точно – это вообще не мое. Другой мир, там у людей нет такого уровня самомотивации. А ученому нужен постоянный рост. Многие представляют себе ученого зацикленным на своей теме, но нужно быть многогранным – всегда есть что-то кроме работы. Бывает такое – сходишь в театр, и это вдруг помогает увидеть научную проблему, над которой работаешь, по-новому.

– Как тебе в жизни помогает то, что ты ученый?

– Разве что аналитический склад ума помогает просчитывать ситуации на несколько ходов вперед. Но это не всем ученым свойственно – конечно, всегда есть те, кто тупо капает в пробирку, не думая, к чему это ведет. Но мне повезло, я анализирую, что я капаю!