Негодный никель и его живописные соли

339
0

Политехническая библиотека представляет рубрику «Выдержанные новости. По страницам старой прессы». Со временем журнальные публикации о науке и технике не утрачивают ценности, напротив, они обретают дополнительное – историческое – измерение.

Сегодня мы поговорим о никеле – в 1915 году в журнале «Природа и люди» про него вышел материал «Никуда не годный металл». Никель известен человечеству больше 250 лет, но в течение долгого времени не находил применения. Это сегодня мы без него практически жить не можем: он входит в состав жаропрочных сплавов для нагревательных элементов и самолетных двигателей, применяется в качестве химического катализатора при изготовлении зубных брекетов и, конечно, нужен для аккумуляторов всевозможных гаджетов.

Однако в целом за сто лет наши представления об этом металле и его возможностях изменились мало – все, рассказанное В. Рюминой в заметке «Никуда не годный металл», справедливо и сегодня. Текст показался нам замечательным настолько, что мы решили привести его полностью, взяв лишь поправку на современные правила русского языка и терминологию. И, конечно, для ценителей, как всегда – скан журнальной страницы 1915 года.

Никуда не годный металл

В.В. Рюмина

«Никуда не годный металл – никель», – так назвали гарцкие рудокопы вещество, впервые полученное ими при выплавке из красного колчедана вместо ожидавшейся меди. И действительно, долго после его открытия — а открыт никель был еще в 1751 г. – металл этот не мог найти себе никакого применения.

Понадобилось чуть ли не сто лет, чтобы придумать, какое бы дать назначение этому металлу. Помог делу случай. Сплавляя никель с различными металлами, в том числе с медью, нашли, что белый цвет никеля прекрасно забеляет темный цвет довольно значительного количества меди; вместе с тем, никель увеличивает твердость меди. Назначение «никуда не годного» металла было найдено: служить примесью к меди при штамповке разменной мелкой монеты.

И вот Швейцария, США, Германия и ряд других стран ввели у себя так называемую «никелевую» монету. Говорим «так называемую» потому, что она содержит всего 25% никели и до 75% меди, но это не мешает ей быть твердой и красивой по цвету. Первое применение повлекло за собой и другие. Научились очищать никель гальваническим током, убедились в пригодности его для никелирования меди, железа и других металлов. Вскоре никелирование металлов сделалось одной из важных отраслей химического осаждения металлов, вызвав к жизни громаднейшие заведения (гальванопластические).

А затем нашли, что незначительная примесь чистого никеля к стали делает ее весьма вязкой. Такая твердая, но не хрупкая сталь очень ценится в военном деле, для изготовления броневых плит. Когда выяснились эти «воинственные наклонности» никеля, он, несмотря на возросшую стоимость, стал добываться в больших количествах для военной техники – главным образом, для обтяжки ружейных пуль. Никелевая оболочка тверда и тугоплавка; прежняя свинцовая пуля не выдержала бы той скорости полета, которую придает ей современное ружье, она расплавилась бы, накалившись от трения о воздух.

Заводчик Крупп, злой гений нашего времени, стал вырабатывать никель в таких количествах, что его не только хватало на удовлетворение нужд колоссально развившейся военной техники, но еще получался остаток. Крупп и ему нашел применение: стал заменять никелем медь для изготовления кухонной посуды. Такая посуда несколько лет тому назад усиленно рекламировалась и у нас в России; многие хозяйки, пленившись ее красивым видом, обзавелись никелевыми кастрюлями, сковородками и прочими кухонными принадлежностями. Между тем, необходимо всегда помнить, что соли никеля столь же ядовиты, как соли меди. О том, что медная посуда требует лужения, знает каждая хозяйка; никелевую же посуду обыкновенно применяют без всякой предосторожности при изготовлении кислых кушаний. Такая беспечность может вызвать серьезное и загадочное для врача отравление никелевыми соединениями.

В настоящее время никель добывается не из тех руд, в которых он был впервые найден. Посмотрев на гарниерит, служащий для получения никеля, вы, пожалуй, не заподозрили бы даже, что в этом не тяжелом, губчатом, землистом и жирном на ощупь минерале зеленого цвета скрывается тяжелый металл, похожий по свойствам на медь. Главные залежи гарниерита находятся в Новой Каледонии, но немало его в Соединенных Штатах и Канаде. Другие руды никеля обладают металлическим блеском, но почти не применяются для выплавки металла. Таковы, например, никелевый блеск (совр. герсдорфит – Политех), магнитный колчедан и др.

Соли никеля обладают прекрасным яблочно-зеленым, нежным цветом и находят применение в масляной живописи. Любопытно, что, будучи нагреты, они меняют свой цвет на золотисто-желтый, подобно тому как соли другого, родственного никелю металла, кобальта, меняют свой розовый цвет на небесно-голубой.

В Политехнической библиотеке хранится более трех с половиной миллионов экземпляров изданий на русском и иностранных языках – это одно из крупнейших собраний научной и технической литературы. Записывайтесь в библиотеку и приходите за сокровищами!