Разрежем Млечный Путь!

368
0

Посмотрим на Млечный Путь: вторая неделя сентября – идеальное время для того, чтобы увидеть нашу галактику во всем блеске. 13 сентября нас ждет новолуние – спутник практически не будет засвечивать небо, так что звездные скопления и газопылевые туманности станут отлично видны.

Почему летом Млечный Путь кажется ярче, чем зимой? При каких условиях он не виден вовсе? На эти вопросы отвечает книга Х.А. Рея «Звезды» – этот классический путеводитель по звездному небу вышел в рамках издательской программы Политехнического музея в 2015 году.

Кроме Зодиака в небе есть еще один пояс звезд – Млечный Путь. Это бледная неровная светлая полоса, пересекающая небосвод. Она отлично видна почти каждую ясную безлунную ночь, но ее, конечно, трудно заметить в больших дымных и ярко освещенных городах. При благоприятных условиях Млечный Путь невидим, только когда Большая Медведица находится высоко в небе, а Кассиопея, расположенная в Млечном Пути, – у горизонта. В это время Млечный Путь, который движется по небу так же, как и все звезды, лежит вдоль горизонта, а свет его звезд поглощается толстым слоем атмосферы.

До изобретения телескопа истинная природа Млечного Пути, или Галактики (от греческого galaktikos – молочный), оставалась загадкой. Невооруженному глазу Млечный Путь представляется мутной полосой, напоминающей молоко, разлитое по темной поверхности стола. Однако в телескоп четко видно, что он состоит из плотных облаков звезд. Большая плотность звезд в Млечном Пути, конечно, является иллюзией. Просто звезды настолько далеки от нас, что даже расстояния в миллионы миллионов световых лет, разделяющие эти звезды, кажутся ничтожно малыми.

Но почему же звездные облака не рассеяны по всему небу? Разве не везде есть звезды?* Почему же звездные облака образуют относительно узкий пояс на небесной сфере?

Оказалось, что все дело в форме нашей Галактики (мы говорим «нашей», поскольку существуют и другие такие же галактики, так называемые островные вселенные). Наша Галактика – это огромное скопление миллиардов звезд (или солнц), имеющее форму чечевицы или плоского круглого каравая с неровными краями. Диаметр его около 100 000 световых лет, а толщина в центре диска равна примерно 10 000 световых лет и постепенно сходит на нет к краям. Если каравай разрезать (диковинная работа, выполнить ее можно только воображаемым ножом), то он будет выглядеть примерно так, как показано на рисунке.

Наше Солнце – крошечная светящаяся пылинка, расположенная немного ближе к краю, чем к центру, и примерно на одинаковом расстоянии от обеих поверхностей – корочек каравая. Когда мы с Земли смотрим в направлении этих поверхностей Галактики, мы видим гораздо меньше звезд, чем в направлении края Галактики или ее центра, где, как нам кажется, сконцентрировано значительно больше звезд. Это и есть Млечный Путь. Все созвездия и, следовательно, все звезды, которые мы видим как невооруженным глазом, так и с помощью телескопа (за несколькими исключениями), лежат внутри нашей Галактики. В то время как сотни миллиардов звезд движутся во всех направлениях внутри нашей Галактики, сама она медленно вращается вокруг своей оси, делая полный оборот каждые 200 миллионов лет.

На схеме показана только форма, а не содержание «галактического каравая». Звезды удалены друг от друга на расстояние многих световых лет, им отнюдь не так тесно, как на рисунке! Нет у «каравая» и «корочки»: просто звезд становится все меньше и меньше, пока наша «малонаселенная» Галактика не перейдет в еще более пустое межгалактическое пространство. Когда мы смотрим на созвездия Стрельца и Скорпиона (видны на летнем ночном небе), наш взгляд направлен к центру Галактики, т.е. на бо’льшую толщу звезд, чем когда мы смотрим в направлении Близнецов(на зимнем ночном небе). Поэтому Млечный Путь летом кажется ярче, чем зимой.

* В Млечном Пути и его окрестностях больше ярких звезд, чем в других областях неба: 15 звезд первой величины из 20 (кроме Арктура, Ахернара, Спики, Фомальгаута и Регула). Это же справедливо и для слабых звезд.