Шедевры надувательства

2016
0

«Это не товар, это провокация», — говорят Пабло Гарсия (Pablo Garcia) и Голан Левин (Golan Levin) о своем проекте NeoLucida. От себя добавим: это еще и отличный инструмент для науки, познакомиться с которым можно будет 18 июля в институте «Стрелка», где пройдет бесплатная лекция Пабло Гарсии и 19 июля на «Пикнике "Афиши"» в московском парке «Коломенское». Но прежде давайте разберемся, что здесь от науки, а что — от провокации.

Тайны старой школы

Главными секретами великих мастеров прошлого принято считать невероятную технику письма, знание законов перспективы в сочетании с особым «художественным взглядом». Однако американский художник Дэвид Хокни (David Hockney) утверждает, что все это — чистой воды мистификация, и для создания своих шедевров многие легендарные мастера пользовались довольно элементарным техническим трюком.

В 1999 г., осматривая экспозицию Национальной галереи в Лондоне, Хокни поразился невероятной реалистичностью рисованных портретов работы Жана Доминика Энгра. «Он, должно быть, просто пользовался чем-то похожим на камеру обскура» — догадался Хокни, которого, к слову, сложно назвать художником-реалистом.

Дэвид Хокни, «Мистер и миссис Кларк, и Перси» (1970 г.)

В самом деле, оптические устройства, которые позволяют проецировать изображение трехмерной сцены на плоскую поверхность, известны уже многие века. Например, камера-люцида в ее простейшем виде может состоять из простого полупрозрачного зеркала, которое отражает картинку на бумагу или холст. Художнику остается освоить азы и просто заштриховывать контуры, как ребенок играет с книжкой-раскраской.

NeoLucida Пабло Гарсии — камера-люцида куда более совершенной конструкции. Изображение проецируется на бумагу с помощью призмы, глядя сквозь которую каждый неуч может притвориться мастером рисования.

Дьявол в деталях

Вскоре Хокни обрел важного единомышленника, физика Чарльза Фалко (Charles Falco), который специализируется в области оптики и сумел подвести под гипотезу необходимую научную базу. В 2000-м их совместная статья появилась в Optics & Photonics News, а годом спустя Хокни выпустил целую книгу — «Секретное знание» — посвященную разоблачению мошенников старины. Рассматривая шедевры буквально деталь за деталью, авторы находят все новые доводы в пользу своей гипотезы.

Лоренцо Лотто, «Муж и жена» (1543 г.), деталь. Пометки Чарльза Фалко

Взгляните, например, на фрагмент работы Лоренцо Лотто. Хокни и Фалко обращают внимание на то, что взгляд художника словно сфокусирован на переднем участке ковра, а средний план остается размытым. Такой мы увидим картинку сквозь оптический прибор — уверены они — невооруженному глазу глубина резкости недоступна. Более того, самые удаленные участки снова оказываются в фокусе, а линии узора на переднем, среднем и задних планах стыкуются не совсем точно, будто мастер подкрутил настройки своего аппарата.

Ян Ван Эйк, «Портрет четы Арнольфини» (1434 г.), деталь

Художник мог поступить и иначе, просто отражая картинку зеркалом на поверхность холста — достаточно хорошего освещения. Хокни и Фалко считают, что зеркало, расположенное в центре шедевра Ван Эйка, говорит именно об этом.

Несмотря на все достижения фотографии, реалистически точный рисунок до сих пор остается важным инструментом в работе некоторых биологов.

«Если мы рисуем, а не только фотографируем какое-то насекомое, мы изучаем его, рассматриваем и в итоге получаем сложный интеллектуальный продукт. Это протокол некоего исследования, осмысления, в котором выделены важные свойства объекта»

 — говорит Илья Колмановский, руководитель лаборатории биологии Политехнического музея.

Люстры и их разоблачение

Ян Ван Эйк, «Портрет четы Арнольфини» (1434 г.), деталь

Внимание Хокни привлекла и еще одна деталь на картине, роскошная люстра, прорисованная с необыкновенной тщательностью и точностью. Художник просто не смог поверить, что такое возможно без помощи технических средств.

Стоит заметить, что вскоре стэнфордский исследователь Дэвид Сторк (David Stork) решил опровергнуть эту догадку самым наглядным способом, и попросил опытных художников изобразить столь же сложные люстры. Их работы, сделанные с помощью лишь глаз и рук, практически не отличались от Ван Эйка ни уровнем реалистичности, ни точностью воспроизведения. Отклонения от строгой оптической проекции составили максимум 8,55%.

Николас Уильямс, «Люстра 2» (2003 г.)

Резко критикуются и другие доводы Хокни и Фалко. По мнению многих экспертов, искажения на старинных полотнах трудно отнести к аберрациям, появившимся при использовании выгнутого зеркала или какого-то другого оптического инструмента. Да и вообще, изготовить совершенные зеркала, а тем более призмы и линзы, необходимые для получения проекции, было в столь далекую эпоху вряд ли возможно.

Дэвид Строк читает в Стэнфорде целые лекции, посвященные разоблачению этой гипотезы. Тем не менее, Хокни и Фалко по-прежнему уверены, что вершины реализма, которых достигли европейские художники в XV — XIX вв. связаны именно с потайным использованием зеркал и других устройств.

С начала 1800-х, когда появились более совершенные камеры-люциды с призмой вместо зеркала, они стали популярным развлечением во многих светских салонах, позволяя рисовать вполне реалистичные портреты скучающих дам. Вытеснила их только фотография, которая давала еще более натуралистичные изображения без всяких секретных приемов.

На крауд-фандинговом проекте Kickstarter разработчики NeoLucida уже собрали 424 тыс. долларов вместо 15-ти, необходимых для запуска своей «провокации» в производство. Осенью прошлого года камеру-люциду можно было купить в Интернете, а с сентября 2014 г. в продажу поступит новая модификация. Цена по предзаказу составляет 47 долларов. А стоит ли тратить эти деньги — вы можете узнать, посетив лекции Пабло Гарсиа в Санкт-Петербурге и Москве или приняв участие в его мастер-классе на Пикнике «Афиши». Здесь с 12:30 изобретатель будет каждый час в течение 10 минут рассказывать о принципах работы своего устройства и рисовать экспонаты музея вместе с посетителями. А в 16:00 в «Коломенском» начнется большая лекция, которая продлится час.