Системы экспозиции «Россия делает сама»

243
0

Подумайте: ведь все на свете из чего-то состоит. Полимер – из молекул, а те, в свою очередь, из атомов водорода и углерода. Машина – из деталей, человек – из органов и тканей. Общество состоит из людей, экономика – из заводов, предприятий, гостиниц, ресторанов, банков и денег. Вселенная – из галактик, звезд, планет. Можно ли все это назвать системой? Да, безусловно, потому что все эти явления состоят из элементов.

Впрочем, одного наличия частей недостаточно. Система возникает тогда, когда все ее элементы находятся на своих местах, связаны между собой множеством взаимодействий и отношений, подчинены некоему центру и замыслу, который удерживает систему как единое целое, и обеспечивают ее взаимодействие с окружающей средой. В результате у системы появляются принципиально новые свойства, позволяющие выполнять новую функцию. Набор деталей становится машиной, набор клеток – сердцем, несколько планет вокруг Солнца – Солнечной системой.

Впервые о системах заговорил древнегреческий философ Аристотель. Точнее, он говорил о целом: целое больше суммы частей. Это можно считать первым определением системы.

Разрабатывать общую теорию систем начали в России в начале XX века. Тогда А.А. Богданов, врач, экономист, философ, политический деятель и естествоиспытатель создал тектологию – «всеобщую организационную науку». Системы, по Богданову, – это все развивающие объекты природы и общества, целостные образования, состоящие из многих элементов.

Богданов впервые заявил, что любая система имеет свои законы, которые нельзя свести к свойствам входящих в нее элементов. Причем в основе их развития лежит принцип равновесия, когда противоположности уравновешивают дуг друга. Богданов считал, что можно найти некие организационные принципы, которые лежат в основе всех типов систем. Кстати, незадолго до Богданова русский физиолог Владимир Бехтерев обосновал 23 универсальных закона и распространил их на сферы психических и социальных процессов.

Сегодня считается, что тектология Богданова предвосхитила кибернетику и общую теорию систем. Но современники Богданова и Бехтерева не особенно признавали их работы, поэтому создание научного направления, получившего название общей теории систем, считается заслугой австрийского биолога Людвига фон Берталанфи.

Большой вклад в кибернетику и теорию систем внесли и исследования в области естественных наук. Русский ученый Евграф Федоров в конце XIX века, описывая разнообразие кристаллических структур, пришел к выводу о системности природы. В ставшем классическим труде «Симметрия правильных систем фигур» (1890) Федоров впервые вывел 230 пространственных групп симметрии кристаллов.

Познакомиться с различными кибернетическими системами, а также увидеть процесс кристаллообразования можно в Политехе на ВДНХ.

Режим работы экспозиции «Россия делает сама»:

Вторник – пятница – 10:00–20:00
Суббота – воскресенье – 10:00–21:00
Понедельник – выходной день.

Читайте также