Способ видеть

650
1

Недавно мы рассказывали о довольно спорной гипотезе Дэвида Хокни и Чарльза Фалко, которые считают главным секретом великих художников не столько мастерство, сколько простой технический трюк («Шедевры надувательства»). Они полагают, что вершин реализма художники прошлого достигали за счет использования камеры-люциды, которая проецирует трехмерную сцену на плоское полотно и позволяет просто обводить линии и заполнять их цветом.

Однако автор «люциды XXI века», исследователь искусства и художник Пабло Гарсиа считает, что никакого надувательства тут нет. Мы встретились с ним перед лекцией, которую Политех организовал в Институте «Стрелка».

Пабло Гарсиа: Когда в начале 2000-х Хокни выступил с этой идеей, она прозвучала довольно скандально. Людям казалось, что это означает, будто их обманули, не сказали всей правды. Однако мы, художники, постоянно используем те или иные технические решения, достаточно вспомнить Photoshop. Может быть, с сегодняшней точки зрения камера-люцида выглядит чересчур простой, но для своего времени это была очень развитая технология, она требовала высокого качества обработки линз, зеркал… И она позволила художникам работать по-новому, так же как позднее это сделала фотография.

Так что, когда мы с моим коллегой Голаном Левином (соавтором Гарсиа по проекту NeoLucida — ред.) прочли книгу Хокни, мы заинтересовались этой идеей, однако решили не принимать чью-либо сторону в развернувшийся дискуссии. Вместо этого мы заметили, что книга во многом отталкивается от личного опыта Дэвида Хокни. Он сам изготавливает, сам использует старинные механизмы в рисовании. И мы решили, что было бы здорово, если б и другие люди могли сами попробовать камеры-люциды, и сами сделали бы выводы о том, насколько прав или неправ Хокни.

На наш взгляд, одной из причин тому, что идеи Хокни были встречены так холодно, является как раз то, что современные люди никогда не сталкивались с подобными устройствами, никогда не пользовались ими и не имели возможности их оценить.

Политех: То есть, даже если Хокни прав, и старинные мастера действительно пользовались камерой-люцидой, это не кажется Вам своего рода обманом?

Пабло Гарсиа: Я считаю, что искусство может быть обманом или мошенничеством только в том случае, если вы считаете его своеобразным видом соревнований. Но это не так: искусство — это способ познания, это способ видеть, интерпретировать мир. И чем бы вы ни пользовались при этом, в вашем инструменте не может быть ничего плохого.

Вдобавок, им не так-то просто пользоваться — невозможно любому случайному человеку вооружиться камерой-люцидой и превратиться в настоящего мастера. Рисование в любом случае требует умения, верного глаза, а люцида — лишь дополнительная помощь. Конечно, при этом лучше знать, с какой стороны держать карандаш. Но многим начинающим, после того как они освоятся с такой технологией, она помогает перейти к следующему важному шагу в рисовании — задуматься, на что они смотрят, как они смотрят и что видят.

П: И насколько часто, по Вашему опыту, NeoLucida действительно становится первым шагом на пути к более серьезному увлечению рисованием?

ПГ: Это хороший вопрос: продажи мы начали в декабре прошлого года, значит, люди пользуются нашими люцидами около шести месяцев. Однако поскольку все происходит онлайн — люди рисуют, а потом размещают свои работы в Сети, — мы имеем возможность отслеживать происходящее. И мне известно по крайней мере несколько примеров того, как человек начинает рисовать все больше, и как его собственное мастерство при этом растет.

При этом проявился неожиданный для нас интерес к использованию NeoLucida в других областях — как это сделал Политех — например, для создания качественных научных иллюстраций. Эти направления оказались популярнее, чем мы ожидали. Люди, которые в колледже изучали ботанику или зоологию и делали такие рисунки с помощью микроскопа, открыли для себя новый удобный инструмент.

П: Говоря о новых инструментах — для сбора средств на реализацию проекта NeoLucida Вы использовали такой новый подход, как крауд-фандинг. Каковы Ваши впечатления?

ПГ: Это мой первый опыт организации крауд-фандинга, хотя прежде я много раз сам поддерживал разными суммами те или иные проекты. Как раз в конце прошлого года, когда мы раздумывали о такой возможности для NeoLucida, Kickstarter (крупнейший в мире крауд-фандинговый ресурс, на котором и ведется сбор средств для NeoLucida — ред.) отметил замечательные успехи в своей работе, что давало надежду на привлечение большого внимания к нашему проекту.

И я, и Голан — мы оба профессоры и прекрасно представляем, как получить финансирование традиционным способом. Надо написать предложение, надо подать заявку на грант от университета, от частного фонда или другой организации, а затем остается сидеть и ждать. И если в итоге вы получите необходимые средства и реализуете проект, на этом все кончается. Нам хотелось другого, и крауд-фандинг позволил нам не только получить деньги быстрее, но и, что куда важнее, привлечь внимание людей.

П: Получается, что для вас «крауд» (толпа) оказалась ценнее, чем «фандинг», (финансирование)?

ПГ: Абсолютно верно. Уже два дня спустя мы получили первую реакцию на наш проект, и реакцию очень заметную. Если б мы шли традиционным путем, нам, возможно, пришлось бы ждать полгода, и с неопределенным результатом. Так что, хотя мы этого не задумывали, у нас получился немного «бунтарский» проект, с которым мы обратились напрямую к людям.

А поскольку реакция оказалась даже шире, чем мы ожидали, и денег мы собрали намного больше запланированного, то мы смогли реализовать проект и быстрее, и даже лучше, чем собирались. Фактически, нам удалось создать небольшой бизнес и продолжать производство до сих пор. Люди размещают заказы на NeoLucida в Интернете, и в сентябре мы разошлем новую партию с фабрики в Китае.

П: По-вашему, у крауд-фандинга, как у новой технологии финансирования проектов, большое будущее?

ПГ: Просто огромное. Лично я совершенно не обладаю «предпринимательской жилкой», я всю жизнь обращался за академическими грантами, и привык к тому, как много усилий они отнимают и как много с ними связано трудностей, особенно если ты пытаешься создать нечто неожиданное и современное. Иногда, когда требуется действовать быстро, грантовая система может просто не успеть среагировать. Крауд-фандинг гораздо демократичнее и гибче. Ты заявляешь: «Вот она, моя идея!» — и если она понятна людям, если она кажется им интересной, ты получишь поддержку.