Земля – космос – Политех

460
0

«Принято решение о затоплении орбитальной станции “Мир”», – сообщили российские и мировые СМИ в январе 2001 года. Среди причин называли выработку ресурса, происшествия и аварии на станции, а также стоимость обслуживания – 200 млн долларов ежегодно. Несмотря на ряд возражений, 23 марта станцию затопили в Тихом океане.

Тогда, в начале нулевых, нередко можно было услышать, что затопление «Мира» пагубно скажется на российской космонавтике – приведет к сокращению производств и рабочих мест – и больно ударит по национальному самосознанию. Однако прошло 14 лет, и наши космонавты по-прежнему успешно ведут исследования за пределами Земли, а мы продолжаем ими гордиться.

В коллекции Политехнического музея хранится несколько предметов, побывавших в космосе (и, что как легко догадаться, вернувшихся назад).

Среди них кинокамера «Конвас-автомат», которую использовал на орбите Герман Титов. Лучшая на тот момент советская камера для съемок кинохроники входила в комплект оборудования всех кораблей «Восток». Именно этот «Конвас» снял первые в мире кадры в космосе.

«Конвас» зазвали в честь создателя, конструктора Василия Константинова. «Автомат» – потому что кассеты в нем менялись автоматически за несколько секунд, так что съемку можно было вести почти непрерывно. «Конвас» использовали почти все советские операторы хроники, да и практически в каждом снятом на 35-мм пленку художественном фильме можно обнаружить сделанные им кадры.

«Конвас» Германа Титова выставлен в Политехе вместе с кассетами, объективом и деревянным кофром.

Еще два «космических» экспоната – скафандры Петра Климука («Сокол К») и Александра Сереброва («Сокол КВ-2»). Защитный скафандр «Сокол» используется с 1973 года. Его надевают во время взлета, посадки и в любых экстренных ситуациях, когда есть опасность разгерметизации. Для выхода в открытый космос «Сокол» не предназначен – он облегченный, весит меньше 10 кг (вес скафандра для выхода в космическое пространство достигает 100 кг). Каждый скафандр подгоняют по меркам космонавта. Вместе с «Соколом» в Политехе выставлен шлемофон с переговорным устройством и перчатки Петра Климука. Такие перчатки тоже у каждого космонавта свои – их кроят, используя гипсовый слепок руки.

Другой предмет космической «одежды» – полетный костюм Александра Александрова, космонавта и бортинженера нескольких кораблей.

Такие костюмы носили в герметичной кабине корабля. Пара слов в духе модных журналов: костюм горчичного цвета, с кулиской на талии, у него восемь карманов – четыре прорезных спереди и по два накладных сзади и сбоку. Поверх надевалась куртка, которую тоже можно увидеть в музее. Александрову принадлежал еще один нынешний экспонат – перчатка, использовавшаяся при выходах в открытый космос.

Дважды успел побывать на орбите фантом-манекен. Этого искусственного космонавта создали, чтобы исследовать, как может воздействовать на человека ионизирующее излучение в околоземном пространстве. «Фантом» сделан из особого материала, подобного нашей мышечной ткани, в него входят пшеничные зерна и древесные опилки, скрепленные эпоксидной смолой, цвет – золотистый. В теле манекена – 20 каналов для дозиметров.

Используются такие фантомные ребята не только в космосе – с их помощью вычисляют допустимые для настоящего, живого человека дозы радиации и разрабатывают защитные методы для тех, кто вынужден работать с радиоактивными материалами.