Сессия 3, секция 1

Сессия 3
Музеи науки и техники. История и повседневность.

Секция 1. Технические объекты в музейных собраниях. Вторая жизнь.

Карташев М.О., Корявин А.Ю., Нестеров С.С.
Комплексная реставрация автомобиля «Феномобиль» 1910 — 1911г. выпуска.

В 1888 году немецкий предприниматель Карл Густав Хиллер (Karl Gustav Hiller) из города Циттау (Zittau), основал компанию по выпуску машин для текстильного производства, а с 1889 года и велосипедов. В 1890 году Густав Гиллер едет в Англию, где заключает контракт с английской велосипедной фирмой Rover по предоставлению ему эксклюзивных прав на продажу велосипедов Rover в Германии а также на производство велосипедов по лицензии. С 1894 года, произведенные по английской лицензии велосипеды из Циттау, продавались под торговой маркой Phänomen — Rover.
В 1900 году Густав Хиллер начинает работы над созданием своего первого мотоцикла и уже в 1903 году фирма Phänomen Werke Gustav Hiller AG выпускает на рынок первые мотоциклы, оснащенные одноцилиндровым двигателем собственной разработки, а вскоре появляется версия и с двухцилиндровым двигателем. Производство мотоциклов продолжалось до 1910 года, после чего все производственные мощности завода были отданы под производство автомобилей в связи с высоким спросом на последние. Вовремя уловив перспективное направление в мировом автомобилестроении, Густав Хиллер решил начать производство относительно дешевых и доступных для широкого покупателя трехколесных машин под маркой «Феномобиль» (Phänomobil). В 1905 году Phänomen Werke Gustav Hiller AG разрабатывает свой первый Phänomobil – транспортное средство, являющее собою переходную стадию между мотоциклом и автомобилем и с 1907 года начинается серийное производство «Феномобилей», базировавшихся на мотоциклетных компонентах и оснащавшихся двухцилиндровым V — образным двигателем воздушного охлаждения мощностью 6 л.с., который располагался прямо над единственным передним ведущим колесом В 1912 году появилась более мощная версия «Феномобиля», оснащенная четырехцилиндровым двигателем воздушного охлаждения с рядным расположением цилиндров мощностью уже в 12 л.с. Также выпускалась и модель с двухцилиндровым рядным двигателем мощностью 9 л.с. [Кочнев 1998: 114−115].
О популярности «Феномобилей» в начале ХХ века говорит и тот факт, что они активно экспортировались в различные страны, включая и Царскую Россию. При этом многие из них оснащались шинами знаменитой российской марки «Проводник». В мае 1913 года фирма приняла участие в IV Международной автомобильной выставке в Санкт-Петербурге (стенд №61), проходившей под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством. Генеральное представительство компании находилось в Санкт-Петербурге по адресу: Площадь Александринского театра, дом номер 9. Автомобили этой марки использовались в частности в качестве разъездных машин для доставки почты редакцией русской газеты «Речь». [За рулем 1994, 3:62].
В ноябре 2016 года Политехнический музей приобрел у частного коллекционера из Великобритании трехколесный «Феномобиль» ранней модификации 1910−1911 года выпуска… На сегодняшний день известно о четырех в мире сохранившихся автомобилях этого типа. Причем только данная машина представляет собой длиннобазную версию, и, таким образом, является, по сути, единственным в мире экземпляром.
В Политехнический музей машина поступила в частично разобранном состоянии. Значительная часть деталей была демонтирована и приложена отдельно. Некоторые металлические детали прошли предварительную обработку под покраску.
Предварительный анализ состояния автомобиля показал в целом высокую степень его сохранности и комплектности. Однако часть аутентичных элементов конструкции были утрачены или имели серьезные повреждения. Кроме того, в ходе предыдущих реставраций автомобиль был неоднократно перекрашен. И его цвет (желтый) не соответствовал каталожному цвету того периода (зеленый или черный). Обивка сидений из коричневого кожзаменителя, также не соответствовала оригинальной ни по цвету, ни по материалу и, согласно каталогу 1911 года, должна быть выполнена из натуральной кожи зеленого или красного цветов.
В результате были проведены следующие основные реставрационные работы:
1. Проведена проверка комплектности;
2. Восстановлена кинематика автомобиля (тормозная система, система управления);
3. Отремонтирован топливный бак;
4. Отремонтировано переднее крыло;
5. Осуществлено удаление поздних наслоений лакокрасочных покрытий;
6. Деревянные конструктивные элементы отреставрированы;
7. Изготовлен шильдик по аналогу;
8. Осуществлена переборка редуктора двигателя и реставрация приводных цепей;
9. Покрашены металлические и деревянные элементы конструкции автомобиля.
Таким образом, основной этап реставрационных работ был завершен.
Перспективные работы для полного завершения реставрации, в том числе, требующие привлечения сторонних специалистов:
1. Перетяжка сидений натуральной кожей с заменой наполнител;
2. Изготовление откидного тента из кабриолетной ткани;
3. Реставрация керосиновых фонарей;
4. Изготовление передних опор тента;
5. Изготовление деревянного пола.
Использованная литература:
Кочнев В.Д. Знаменитые автомобили// М.:Издательство «За рулем», 1998
Феномобиль.Германия // За рулем. 1994.№3.

Черненко В.В., Назаров Л.С.
Исследования в рамках совместного выставочного проекта — новые данные.

Впервые результаты исследований по уточнению атрибуции камнерезных изделий из коллекции Горного отдела Политехнического музея и экспонирующихся в настоящее время в Государственном геологическом музее им. В.И. Вернадского РАН в рамках совместного выставочного проекта «Творения Природы в руках Мастера» были представлены авторами на конференции «История Науки и Техники. Музейное дело» в 2016 году. В докладе была изложена история атрибуции мраморной столешницы, созданной в первой четверти XIX века в Риме талантливым мастером Альфонсо Кавамелли, отнесенной ранее к работам Петергофской гранильной фабрики.
Коллекция Горного отдела ПМ одна из многочисленных в собрании музея охватывает все направления деятельности человека по изучению, поиску, добычи и обработке полезных ископаемых. Сравнительно небольшая коллекция камнерезных изделий представляет различные технологии обработки мягкого и твердого камня. Есть в собрании и инструменты, которые используют при различных операциях. Большинство экспонируемых предметов поступило в музей до 1940 года, в том числе и из Государственного музейного фонда.
Доклад будет посвящен результатам исследований по уточнению атрибуции еще двух предметов, хранящихся в Горном отделе Политехнического музея — ваза из порфира и плакетка руинного мрамора с живописным сюжетом, нарисованным масляными красками.
Удивительная по красоте и размеру порфировая ваза на момент открытия выставки представляла продукцию Колыванской шлифовальной фабрики.
Отнесение вазы к работам Колыванской фабрики связано с тем, что деятельность Эльфдаленской фабрики на тот момент не была описана в литературе. В работах А.Е. Ферсмана, к которым обычно обращаются исследователи, о блюберском порфире сказано следующее – «…Весьма сходный с ним красный порфир добывался для орнаменточных работ в Elsfdalen в Швеции». И все…
Опубликованные в последние годы работы российских и зарубежных исследователей позволили не только уточнить материал, но и определить место, где была создана ваза [Баженова 2013, Булах 2015, Wikstroem 2015].
Европейская культура использования красного порфира, получившего позднее название Porfido rosso antico, для изготовления предметов искусства восходит ко временам Римской империи правлению императора Клавдия. Хорошо полирующийся, темно-красного цвета с розовыми вкраплениями камень добывался и привозился из Египта и в I-IV веках н.э. играл важную роль в римской культуре, являясь символом власти.
Позже в эпоху Возрождения для внутреннего убранства архитектурных объектов и предметов декоративно-прикладного искусства использовался порфир, найденный на римских античных памятниках.
В 1786 году на Алтае в верховьях р. Коргон Петром Ивановичем Шангиным были обнаружены крупные проявления красного порфира похожего на античный. После основания в этом же году Колыванской шлифовальной фабрики, работавшей исключительно на местном сырье, из коргонского порфира стали создавать предметы убранства дворцовых интерьеров, которые украшают залы многих музеев.
Кроме России еще одна европейская страна – Швеция, где есть месторождения порфиров. В 1679 году в местности Даларна у горы Блюберг были впервые обнаружены проявления порфиров, но прошло почти сто, когда их начали разрабатывать.
В 1788 году была основана и начала работу Эльфдаленская порфировая мануфактура в деревне Насет у городка Эльфдален местности Даларна. Предполагалось, что она станет прибыльной, т.к. античный порфир возвращался в моду Европы. Об ассортименте продукции фабрики свидетельствует прайс-лист, выпущенный около 1805 года на французском языке, где рекламировались 34 модели различных ваз и чаш.
В 1818 году будущий король Швеции Карл XIV Иохан купил фабрику и ориентировал ее производство на изготовление предметов, предназначенных для дипломатических даров. Предметы, изготовленные на Эльфдаленской порфировой мануфактуре, поступали в качестве дипломатических даров и в Россию.
Экспонирующаяся на выставке в Государственном геологическом музее им. В.И. Вернадского ваза из собрания Политехнического музея была изготовлена в Швеции в первой четверти XIX в. на Эльфдаленской мануфактуре из блюбергского порфира.
Плакетка руинного мрамора с живописным сюжетом, нарисованным масляными красками, согласно учетной документации, отнесена к XVIII веку. Согласно экспертному заключению бывшего директора Музея флорентийской мозаики г. Флоренции Анны Марии Гуисти, за консультацией к которой обращались авторы, время создания плакетки первая четверть XVII века.
Во Флоренции издавна занимались мозаикой, но лишь к концу XVI века здесь была выработана та особая техника, которая прославила этот город. Ее особенностью стало использование естественной неровной окраски камней, пятен и штрихов в них, легких оттенков, как бы сделанных рукой художника.
Лучшая мастерская, основанная в 1580 году, принадлежала семье герцогов Медичи и помещалась в Уффици. Ее славные традиции, сложившиеся на рубеже XVI и XVII веков, сохранились до наших дней в практике мозаичистов.
Начиная с XVII века, в технике флорентийской мозаики стали изготавливать небольшие декоративные плитки из необычного камня, получившего название «пейзажный камень». Его расцветка дает иллюзию рисунка бистром, изображающего развалины каменных зданий. А жанровая живопись на таком камне стала объектом коллекционирования при дворе герцога Казимо II Медичи (1590−1621). После его кончины мода на «колорированные» плакетки из руинного мрамора прошла [Giusti 2007]. Согласно материалам научного архива Государственного Эрмитажа плакетка входила в коллекцию Юсуповского дворца и была передана в Политехнический музей в 1920-е годы из Государственного Музейного фонда [АГЭ. Ф. 4. Оп. 1. Д. 202. Л. 7].
Современное название этого декоративного камня «руинный мрамор». В Италии эту породу относят к пейзажным камням, различая три вида: известняк с дендритами – alberese мергелистый известняк («руинный мрамор») – pietra paesina и полосчатый камень реки Арно — pietra d’Arno. Эти породы с древности добываются в долине реки Арно в 10 км от Флоренции. Мы находим их во многих флорентийских мозаиках XVII — XVIII веков.

Использованная литература:
Баженова О.К. Изделия из цветного камня второй половины XVIII-XX веков в собрании ГМЗ «Павловск». Спб: ГМЗ «Павловск», 2013, с. 33−34
Булах А.Г. Эльфдаленская порфировая мануфактура и ее вазы в Петербурге. // Спб: С.- Петерб. Гос. ун-т, 2015, 128с.
АГЭ ф. 4 оп. 1 дело 202 л. 7
Annamaria Giusti, Museum of the Opificio delle Pietre Dure. The official guide. Firenze, 2007. 96 p.
Wikstroem A., Pereira D., Lundqvist T., Cooper B. The Dalarna (Aelvdalen) Porphyries from Sweden // Episodes. J. of Intern.Geoscience – 2015.- № 38(2). Pp. 79−84.

Емелина М.А., Савинов М.А.
Ледокол «Красин» как музеефицированный памятник техники

В 2017 г. исполнилось 100 лет ледоколу «Красин», который по праву является символом истории исследования и освоения Арктики. Ледокол ошвартован в центре Санкт-Петербурга на набережной Невы напротив главного корпуса Горного университета и является флагманом флотилии исторических кораблей и судов Музея Мирового океана. В его судьбе отразилась история России XX – начала XXI вв.: революции 1917 года и Гражданская война, события Первой и Второй Мировых войн, эпоха триумфального освоения Арктики, время научных исследований 2-й половины ХХ в., период «перестройки» и гласности, постсоветское время [Кузнецов 2013; Дремлюг, Филин, Емелина, Савинов 2014; Емелина, Савинов, Филин 2016].
Ледокол «Красин» (до 19 ноября 1927 г. «Святогор») был построен в 1916 г. по заказу российского правительства в Ньюкасле, Великобритания (заложен 03.02.1916, спущен на воду 16.08.1916, вступил в строй 31.03.1917). Сейчас «Красин» является старейшим в мире арктическим линейным ледоколом на плаву, единственном сохранившимся в России судном-участником полярных конвоев в годы II Мировой войны.
Последний рейс «Красина» (в это время он принадлежал Международному фонду истории науки) состоялся в ноябре – декабре 1990 г. (из Ленинграда с заходом в европейские порты с предоставлением жителям иностранных государств возможности подниматься на борт судна). Затем фонд столкнулся с финансовыми трудностями и попытался продать ледокол за границу. После общественной борьбы постановлением Правительства Российской Федерации № 116 от 20 февраля 1992 г. «Красин» был признан памятником истории государственного значения. В том же году судно начало работу в качестве музея. Но в 1990-е гг. его директора, несмотря на многочисленные попытки, не добились достойного финансирования. 10 февраля 2004 г. было принято решение о передаче ледокола на баланс Музея Мирового океана (Калининград), который обладает большим опытом сохранения исторических судов.
Ледокол – памятник истории техники, в котором воплощены особенности нескольких этапов истории судостроения. «Красин» имеет клёпаный корпус с характерными ледокольными обводами, на обшивке корпуса выбиты знаки грузовой марки. «Красин» обладает действующей поршневой паровой машиной тройного расширения (мощность – 3800 л.с.) типа «Стефенсон» производства завода «Оттензенер Эйзенверк Вилли Х. Шликер» (Гамбург-Альтона, ФРГ) 1957 г. В двух котельных отделениях сохранились автоматические водотрубные котлы типа «Вагнер» конструкции ФЕБ «Дампфкессельбау Хоэнтурм» (1958 г.) с поверхностью нагрева 387 м² и весом 118 т каждый. В рабочем состоянии большинство вспомогательных механизмов, навигационные и радиосистемы [Кожевников 2017].
В настоящее время ледокол «Красин» имеет статус судна в отстое, ежегодно проходит освидетельствование в Российском Морском регистре судоходства. Часть судовых систем функционирует для целей жизнеобеспечения музея (электричество, паровое отопление с берега, системы обеспечения безопасности), часть может использоваться для демонстрации посетителям. Осенью 2014 г. было успешно осуществлено докование «Красина».
На данный момент, судно и его механизмы не включены в состав музейного фонда, но так как «Красин» является памятником культурного наследия федерального значения, все работы на судне проходят согласование с Государственной инспекцией по охране памятников истории и культуры Правительства Санкт-Петербурга и не могут искажать облик корабля. Часть списанных в разное время деталей и приборов поступила в музейный фонд (в 2016 г. была музеефицирована коллекция манометров, а также запасные шатуны паровых насосов «Шпиллинг»).
За свою долгую жизнь «Красин» менял внешний вид, механизмы судна заменялись другими при ремонтах и перестройках. В облике судна последовательно отражалась история судостроения. Первоначально ледокол, оснащённый 10-ю огнетрубными котлами и тремя паровыми машинами, имел две высокие дымовые трубы и небольшие мостики. В годы Великой Отечественной войны «Красин» был снабжён артиллерией, размещавшейся на специальных платформах. В 1957–1960 гг. ледокол прошёл модернизацию на верфи им. Матиаса Тезена (Висмар, ГДР), которая приблизила облик судна к ледоколам поколения 1950-х гг. (высокая надстройка, одна труба, вертолётная площадка, сложная мачта с закрытым марсом). Главные и вспомогательные механизмы были заменены новыми, ледокол получил новые котлы, работавшие на жидком топливе. Наконец, в 1972–1974 гг. судно было переоборудовано в энергоплавбазу геологических экспедиций: две машины были заменены паровыми генераторами, а под грузовыми кранами смонтированы трансформаторные будки.
Таким образом, на «Красине» представлены исторические судовые механизмы трёх поколений – 1) механизмы 1910-х гг. (из механизмов этого времени сохранился только медный корпус опреснителя); 2) механизмы 1950-х гг. (главная паровая машина, котлы турбодинамо, многочисленные паровые насосы, паровая лебёдка, краны и др.); механизмы 1970-х гг. (генераторы и пост управления ими, трансформаторы и др.). Судовые устройства (рулевое, шлюпочное, якорное, швартовное) относятся к периоду модернизации (конец 1950-х гг.). Документация о механизмах судна 1950–2010-х гг. хранится в техническом архиве ледокола-музея, документы более раннего времени отложились в фондах архива военно-морского флота [РГАВМФ. Ф. 876. Оп. 125. Д. 463–483].
На судне для посетителя, прежде всего, интересны интерьеры ледокола-музея (каюты, рулевая рубка, штурманская и т.д.). В этих пространствах в 1990-х гг. была проведена музеефикация помещений и сохранены интерьеры 1960-х гг. В рулевой и штурманской рубках можно увидеть навигационные приборы 1960–1990-х гг., некоторые из них (радиопеленгатор, эхолот, РЛС «Наяда-5») могут быть показаны в работе. Разработана специальная экскурсия «Сердце корабля» по машинному и котельному отделениям. В 2015 г. в котельном отделении был развёрнут арт-проект «Симфония ветров и маятников» в рамках XIII фестиваля «Современное искусство в традиционном музее». Судовые устройства, размещённые на верхней палубе, демонстрируются в обзорной экскурсии по ледоколу.
В то же время «Красин» обладает значительными возможностями для дальнейшего расширения историко-технических экспозиций – речь идёт о возможной музеефикации помещения буксирной паровой лебёдки, создании полноценных экспозиций в судовой прачечной и гладильной, внедрении в экспозиции современных технологий (например, звукового сопровождения). Часть паровых механизмов может быть реставрирована до возможности демонстрационного пуска с помощью сжатого воздуха.
Использованная литература и источники:
РГАВМФ. Ф. 876. Оп. 125. Д. 463–483. Чертежи ледокола «Святогор», 1917 г.
Дремлюг В.В., Филин П.А., Емелина М.А., Савинов М.А. Ледокол «Красин» в истории изучения и освоения Арктики // Север России в военно-морском и экономическом отношениях // Труды научно-исследовательского отдела Института военной истории. Т. 6. Кн. 2. СПб.: Политехника-сервис, 2013. С. 203–260.
Емелина М.А., Савинов М.А., Филин П.А. Ледокол «Красин». История в фотографиях. М.: Паулсен, 2016. 168 с.
Кожевников И.В. Паровые машины ледокола-музея «Красин» и крейсера «Аврора»: опыт сравнительной характеристики // Эра пароходов. История парового судоходства и судостроения. К 200-летию первого русского парохода и 100-летию ледокола «Красин», СПб.: Аврора, 2017. С. 374–383.
Кузнецов Н.А. (при участии О.А. Золотарёва, М.А. Емелиной, П.А. Филина) Ледокол «Красин». Славная судьба «Святогора» / Приложение к журналу «Моделист-конструктор» // Морская коллекция. 2013. № 7. 32 с.

Санников А.В.
Самолеты периода Великой Отечественной войны 1941−45 г. в экспозиции Центрального музея ВВС.

В докладе речь пойдет о самолетах периода Великой Отечественной войны — экспонатах Центрального музея ВВС. Приведена краткая история музейного экспоната: создание опытного экземпляра, испытание, производство и боевое применение, а также история его появления в экспозиции музея.

Вернуться к программе конференции