Сессия. 70-летняя история отечественной вычислительной техники: взлеты и падения

Шилов В.В.

Предпосылки развития вычислительной техники в СССР в довоенный период

В докладе характеризуются меры, принимавшиеся в СССР для производства средств вычислительной техники в довоенный период, анализируется их эффективность. Показано, что ни номенклатура, ни количество, ни качество вычислительной техники не соответствовали требованиям времени, что, вероятно, наряду с появлением после окончания войны новых, крайне сложных задач, обусловило необходимость разработки уже принципиально новой, электронной вычислительной техники. Датой рождения отечественной информатики и вычислительной техники считается 4 декабря 1948 г.: в этот день И.С. Брук и Б.И. Рамеев подали заявку на свой проект автоматической вычислительной машины – первый проект советского электронного компьютера. Однако, при всей важности этой даты, и информатика, и вычислительная техника начали развиваться в России и в СССР задолго до этого. Еще до 1917 г. в России были сконструированы и запатентованы несколько оригинальных счетных машин и приборов. К сожалению, большая часть из них так и осталась в единичных экземплярах, некоторые выпускались в кустарных условиях ограниченными партиями и не получили широкого распространения; только арифмометры Однера выпускались фабричным способом. Но и после 1917 г. ситуация длительное время не менялась. При этом из основных областей, в которых требуются мощные вычисления – научные и инженерные задачи, военные задачи, экономические задачи, вплоть до послевоенного времени государственного внимания удостаивалось только последнее.

Действительно, плановый и в высочайшей степени централизованный характер экономики СССР требовал выполнения огромных объемов вычислительных работ; в 1931 г. количество счетных работников в государственном и кооперативном секторах определялось в 550–600 тыс., что требовало широкого внедрения средств механизации, однако ситуация с их производством была далека от желаемой. Вероятно, впервые на уровне официальных документов эта необходимость была зафиксирована в декабре 1927 г. на XV съезде ВКП(б). В постановлении СНК СССР от 28 августа 1931 г. № 750 отмечалось, что построение единого социалистического учета тормозится, в частности, несовершенной, кустарной счетной техникой и указывалось, что необходимо развернуть производство счетных машин внутри страны и создать новые кадры работников механизированного учета. Положение на рубеже 1930-х гг. было крайне тяжелым. Отмечался тотальный дефицит счетной техники весь довоенный период. В дальнейшем наблюдался некоторый рост числа выпускаемых арифмометров, начался выпуск суммирующих машин. Что касается импортной техники, то 1932 г. в СССР имелось 82 комплекта арендованных счетно-аналитических машин систем Пауэрса и Холлерита. В дальнейшем производство отечественной счетно-аналитической техники было налажено.

Планы по организации специального завода по производству всех видов счетной техники так и остались на бумаге. Если при этом принять во внимание естественное выбытие машин из-за амортизации, а также их крайне низкое качество при полном отсутствии ремонтной базы – то ситуация с обеспеченностью счетной техникой в стране была критической. Не слишком значительный импорт счетных машин из Германии и США не давал серьезного улучшения ситуации, но все-таки благодаря высокому качеству ввозимой продукции на критических участках счетного фронта ситуацию удавалось удерживать…

Сразу после войны был принят ряд мер по восстановлению производства счетной техники, но административный аппарат прирастал темпами, значительно опережающими возможности механизации его труда. Именно учетно-статистические работы были предметом первоочередного внимания партии и правительства. Научные вычисления и инженерные расчеты длительное время оставались на периферии этого внимания. Скромные меры по развитию вычислительной базы в СССР не стали основой какой-либо государственной программы. Но если до войны инженеры и ученые еще могли обходиться теми же арифмометрами, логарифмическими линейками и некоторым количеством простых аналоговых счетных приборов, то в условиях взрывного роста объема и радикального усложнения решаемых задач этого уже было недостаточно. Точно так же имевшиеся в распоряжении советских ученых такие уникальные мощные средства вычислений, как гидроинтегратор В.С. Лукьянова (1936) дифференциальный анализатор И.С. Брука, построенный в 1939 г., различные электрические моделирующие устройства, были специализированными и тоже не подходили для разворачивавшихся работ.
Только во время войны и сразу после нее, по мере разворачивания масштабных научно-инженерных проектов – в первую очередь атомного и ракетного, на первый план стали выдвигаться (тесно взаимосвязанные) и получили четкую артикуляцию вычислительные потребности ученых и военных.


Смолевицкая М.Э.

Рационализация, механизация и машинизация управления в начальный период строительства социализма в СССР как первый этап в истории отечественной вычислительной техники

В начале 1920-х годов Совет народных комиссаров РСФСР поставил задачу выработки новых решений по совершенствованию управленческого труда, по рационализации производства и обеспечению всех предприятий новыми техническими средствами. Впоследствии эти решения позволили организовать в стране сеть оргбюро, машинно-счетных станций, информационно-вычислительных центров, центров обработки данных и т.д., что делало возможным информатизацию всей страны и создание «цифровой» экономики.

В докладе кратко рассмотрен первый период развития счетного дела в Российской империи, когда технический и методический уровень учетной работы был достаточно низок. Использовался исключительно книжный учет (различные формы книг), что приводило к различным формам и системам учета. Средства организационной и счетной техники использовались очень ограниченно.

Задачи социалистического строительства предъявили значительно более высокие требования к этой работе, поэтому основное внимание в докладе будет уделено причинам и факторам, повлиявшим на рационализацию вычислительных работ в начальный период индустриализации нашей страны, в период перехода к массовому производству. Предполагается рассмотреть роль и влияние Харьковского института труда и Государственного института техники управления, акционерного общества «Оргстрой» и выставки «За социалистический учет» на машинизацию управления и дальнейшее развитие парка отечественной вычислительной техники. На эти организации возлагались задачи научной разработки вопросов техники управления, выработки систем и практических мероприятий по ее рациональному применению, упрощению и механизации всех процессов управленческой работы в целях обеспечения ее доступности для широких трудящихся масс. В результате интенсивной работы с начала 1920-х годов началось более широкое использование зарубежных счетных устройств, усилилась изобретательская деятельность трудящихся, началось производство отечественной вычислительной техники и создание машиносчетных бюро и станций. С 1925 года в стране возобновляется производство арифмометров. В 1926–1927 годах на заводах, в банках, на транспорте, в Центральном статистическом управлении создаются крупные машиносчетные станции (МСС), оборудованные уже счетно-аналитическими машинами. Вначале на них использовалась импортная техника, но уже с 1929 года МСС стали снабжаться перфорационными машинами и контрольными аппаратами Московского треста точной механики, а еще через пять лет сортировальными и табуляционными машинами московских и ленинградских заводов. В 1935 году в стране уже производились все основные современные классы счетных машин: вычислительные ручные, вычислительные полуавтоматические, десятиклавишные суммирующие записывающие, перфораторы, контрольники, сортировальные и табуляционные машины. Одновременно расширялась и сфера применения счетных машин, механизировались новые участки ручного труда, началось внедрение счетных и вычислительных машин для научных и технических расчетов. В начале 1930-х годов счетно-аналитические машины начинают применяться для вычислений в области астрономии, а с 1938 года и в математике. В Академии наук создается самостоятельная машиносчетная станция.

В годы, непосредственно предшествовавшие Великой Отечественной войне, в СССР была создана техническая база, позволившая выпускать широкую номенклатуру машин собственной конструкции: перфораторы и сортировальные машины двух видов, контрольники и табуляционные машины четырех видов, а также клавишные машины нескольких видов и т.д. Материалы Всесоюзной переписи населения 1939 года были обработаны на отечественных машинах в короткий срок. Советскими специалистами был разработан ряд оригинальных систем механизированного учета. В частности в Министерстве путей сообщения была создана система механизированного учета, обеспечивающего точный учет движения грузов, пассажирских перевозок и других экономических данных. В Госбанке СССР была разработана система механизации учета межфилиальных оборотов, которая позволила значительно повысить производительность труда на этом участке.

С 1926 года техника механизации труда счетных работников, плановиков, экономистов, статистиков, инженеров и научных работников, опыт использования счетных машин в различных отраслях народного хозяйства демонстрировались на выставке «За социалистический учет». В 1952 году экспонаты выставки были переданы в Политехнический музей и тем самым заложили материальные основы сохранения истории вычислительной техники в музее и в нашей стране. Впоследствии с использованием этих экспонатов музей создавал свои экспозиции «Перфорационные машины и первая Всероссийская перепись населения», «Математика и математические инструменты» и ряд других.


Бородкин Л.И.

Развилка в развитии советской вычислительной техники в конце 1960-х гг.: дискуссии в руководстве советской науки

В середине 1960-х гг. в ведущих странах мира начался новый этап научно-технической революции. К этому времени стало очевидным отставание в области развития вычислительной техники в СССР. О срочной необходимости исправить положение в этой области говорил председатель комиссии по вычислительной технике АН СССР и ГКНТ академик А.А. Дородницын в своем докладе коллегии ГКНТ в сентябре 1969 г. Он подчеркивал, что по программному обеспечению ЭВМ «мы стоим на уровне, примерно 1960 г. по сравнению с США, у нас почти совсем не ведутся работы по типовым программам для комплексной обработки информации для предприятий, ведомств и других организаций”. На этой развилке столкнулись интересы различных ведомств, различных коллективов разработчиков вычислительной техники.

Важнейшей проблемой была унификация парка ЭВМ в стране, которую можно назвать первичной по отношению к актуальной проблеме создания АСУ. Сложившаяся к середине 1960-х гг. ситуация с разработкой вычислительной техники в стране требовала принятия решений на самом «верху», дилемма сводилась к вопросу: проводить ли унификацию производства ЭВМ и их массового выпуска в стране на базе одной из советских ЭВМ или переходить на «линейку» зарубежных машин. Второй вариант одержал верх, и окончательное решение было принято комиссией по ВТ АН СССР и ГКНТ от 27 января 1967 г., предложившей принять для создания единой системы ЭВМ (ЕС ЭВМ) архитектуру IBM-360. Это решение, одобренное затем на правительственном уровне, вызвало противоречивую реакцию в среде разработчиков отечественных ЭВМ. Однако «верхи» считали, что сделанный выбор позволял использовать западное программное обеспечение в условиях неразвитости отечественной «индустрии программирования».
В докладе анализируется процесс принятия этих решений и его последствий.


Томилин А.Н.

Наши основы. Вспоминая о главном

Создание высокопроизводительных вычислительных маши. Наши Учителя: вспоминая об уроках на будущее. Освещение жизни и деятельности выдающихся ученых: С.А. Лебедева, В.А. Мельникова, Л.Н. Королева, В.С. Бурцева.

Феномен вычислительного дела – отражение «законов развития живой и неживой природы». Значение вычислительного дела, вдохновение его красотой и романтикой побудило ученых к изменению успешно выполняемых профессий. Оценка области деятельности Ф. Бруксом.

Чарльз Бэббидж — основатель организации вычислений, управляемых потоком команд, создание электромеханических вычислительных машин, лидеры создания электронных вычислительных машин.

Первые отечественные разработки ЭВМ коллективами, руководимыми С.А. Лебедевым и И.С. Бруком. Участие студентов МЭИ в создании последующих ЭВМ в 50-х годах. Роль С.А. Лебедева в математическом моделировании вычислительных машин и систем. Убеждающий стиль руководства и личный пример С.А. Лебедева. Роль В.А. Мельникова в создании высокопроизводительной ЭВМ БЭСМ — 6 и информационно-вычислительного комплекса АС-6 для систем управления космическими аппаратами, роль В.С. Бурцева в создании вычислительных комплексов для систем ПРО и ПВО, вычислительных комплексов «Эльбрус». Роль Л.Н. Королева в разработке системного программного обеспечения ЭВМ.А. А. Соколов — величайший инженер вычислительного дела – вдохновляющий пример ответственности, справедливости в деле и отношениях, генератор идей и их воплощения («машина не должна превышать разумного уровня сложности», «сбои надо уважать»).

Вдохновение целями и результатами исследований и разработок. «Дух» Института точной механики и вычислительной техники. Содружество и соперничество коллективов разработки вычислительных машин и программного обеспечения. «Отечественная» роль С.А. Лебедева в стратегии развития вычислительного дела в СССР. Применение в мире машин Института точной механики и вычислительной техники.

Деятельность и влияние выдающихся ученых: М.В. Келдыша, М.А. Лаврентьева, Г.И. Марчука, А.Н. Тихонова, А.А. Самарского, В.М. Глушкова, В.В. Воеводина, А.А. Ляпунова, А.П. Ершова, М.Р. Шуры-Буры, С.С. Лаврова, Э.З. Любимского, Н.Н. Говоруна, В.П. Иванникова.


Богданова И.Ф., Богданова Н.Ф.

Из истории первых белорусских ЭВМ серии «Минск»

ЭВМ «Минск» – серия универсальных цифровых машин для решения научных, инженерных, экономических задач. Выпускались Минским заводом электронных вычислительных машин.

ЭВМ «Минск-1» стала первой белорусской ЭВМ (разработка Специального конструкторского бюро (СКБ) Минского завода счетных машин 1960 г.).
Ввод информации в эту ЭВМ осуществлялся с помощью перфорированной пятипозиционной бумажной ленты, вывод – с помощью цифрового печатающего устройства (прообраза современного принтера).

Быстродействие «Минск-1» составляло 3000 оп/с.

Программирование для ЭВМ «Минск-1» велось в машинных кодах, однако в комплекте поставки была библиотека стандартных программ, содержащая около 100 программ с общим объемом 7500 команд.

С ЭВМ «Минск-1» поставлялись одни из первых в мире трансляторов – «Автокод ИНЖЕНЕР» и «Автокод ЭКОНОМИСТ».

По заказам различных отраслей промышленности были разработаны и производились пять модификаций ЭВМ «Минск-1», расширяющих ее возможности – «Минск-11» (1961), «Минск- 12» (1962), «Минск-14» и «Минск-16» (1962) и «Минск-100».

В 1962 г. была создана ЭВМ второго поколения – «Минск-2». Она явилась первой серийной полупроводниковой ЭВМ в СССР (быстродействие – 5−6 тыс. оп/с).
Машины второго поколения серии «Минск» можно разбить на две группы. К первой группе относятся машины «Минск-2» и ее модификации «Минск-22», «Минск-23», «Минск-26», «Минск-27», «Минск-222».

Ко второй группе относятся машины «Минск-23» и «Минск-32».

«Минск-2» стала первой в СССР ЭВМ, имевшей возможность вводить и обрабатывать текстовую информацию (до этого все машины работали исключительно с цифровыми данными).

ЭВМ «Минск-22» применялись для создания автоматизированных систем управления (АСУ) на малых и средних предприятиях (АСУ «Львов», «Кунцево» и др.), в автоматизации экспериментальных исследований в ядерной физике и других областях науки и техники.

Работу советских луноходов в 70-е гг. ХХ в. обеспечивала аппаратура на базе ЭВМ «Минск-22».

ЭВМ «Минск-222» стала первой в мире вычислительной системой с программируемой структурой. Она разрабатывалась СКБ Минского завода ЭВМ совместно с Институтом механики Сибирского отделения Академии наук СССР. Архитектурные решения, реализованные в ВС «Минск-222», стали каноническими.

ЭВМ «Минск-23» стала первой отечественной машиной с символьным представлением информации, переменной длиной слова и команды, предназначенной для обработки алфавитно-цифровой информации. ЭВМ снабжалась первой в СССР операционной системой «ДИСПЕТЧЕР».

На ЭВМ «Минск-23» базировались несколько крупных советских предприятий. Систему, например, использовали в московском объединении «Мосмолоко», также на ее основе построили систему «Сирена» по продаже и резервированию авиабилетов «Аэрофлота». Кроме вышеуказанных, предприятий, ЭВМ «Минск-23» длительное время использовались в системах АСУ Новочеркасского электровозостроительного завода, автоматизированном информационно-диспетчерском пункте Министерства радиопромышленности СССР и др.

Самой известной и распространенной в СССР в первой половине 1970-х гг. была ЭВМ «Минск-32» с быстродействием 30–35 тыс. оп/с (1968 г.).

«Минск-32» использовалась в Академии наук БССР как основа коллективной системы автоматизации научных исследований для дистанционного ввода данных от спектрометров, плазмотронов, хроматографов, иных приборов и установок, их обработки в реальном времени и представления результатов на рабочих местах экспериментаторов, а также в системе автоматизированного проектирования для машиностроительных предприятий.

ЭВМ типа «Минск» в 1963–1976 гг. составляли более 70% парка ЭВМ в СССР, в народном хозяйстве которого работали более 4 тыс. машин. Около 100 ЭВМ этого типа были экспортированы в 12 стран, в том числе в Великобританию и Голландию.

В течение 10 лет с 1960 по 1970 г. в Белоруссии было разработано несколько типов ЭВМ общего назначения, ставших основой парка ЭВМ страны, и налажено их крупносерийное производство.


Лущекин В.А.

От пентода к микропроцессорам, от М-1 к 65с180

За последние 20–30 лет появилось много работ (статей, воспоминаний, книг) по истории отечественной вычислительной техники. В некоторых из этих работ затрагивается вопрос приоритета в создании первых ЭВМ. Насколько это существенно, сказать трудно. Но вот вопросы среды, окружения, понимания времени создания и личностей создателей, а также идей и воплощения их, если и упоминаются, то делается вскользь. Хотя с “социально-психологической и исторической” точки зрения эти аспекты представляют, как кажется автору, большой интерес.

Кто были первые разработчики (создатели) АЦВМ М-1? Как они попали в лабораторию И.С. Брука? Александриди Т.М.; Залкинд А.Б.; Карцев М.А.; Матюхин Н.Я. Перечислены только инженеры из группы разработчиков М-1, т.к. их деятельность известна автору больше, чем деятельность других членов этого небольшого коллектива.
Почему ветеран ВОВ Александриди Т.М., прошедшая ее почти с самого начала и до конца, изучавшая в МЭИ радиотехнику, попадает не в оборонное НИИ радиотехнического профиля, а в АН СССР? Почему выпускник МЭИ Залкинд А.Б. меньше чем за год после распределения меняет 5 (пять) мест работы и попадает туда же? Почему ветеран Великой Отечественной войы, отличный специалист Карцев М.А. тоже идет не в оборонное НИИ, а тоже в АН СССР? Почему блестящий студент Матюхин Н.Я., уже имеющий два авторских свидетельства по тематике приемопередающих устройств, не распределяется на предприятие оборонного ведомства, а идет работать в АН СССР?
Ответить на эти вопросы можно, если посмотреть на обстановку, сложившуюся не только в СССР (борьба с космополитизмом, усиление противостояния с обобщенным Западом…), но и международную обстановку (образование государства Израиль, события в Греции, образование КНР…).

Дети “врагов народа” и “лишенцы” разного уровня, у которых были хоть минимальные амбиции и способности, не могли позволить себе плохо учиться. Хорошие знания были чуть ли не единственным “пропуском” в будущее. Но на “выходе в большую жизнь” стоял тоже почти непреодолимый барьер. И детям “неблагонадежных” пришлось идти в менее “престижные” места. Хотя АН СССР вряд ли было местом непрестижным. Если же рассматривать только с “технической” точки зрения, то можно выделить несколько идей и решений, которые были предложены и воплощены в жизнь участниками создания АЦВМ М-1.

Если конспективно, простым перечислением (неполным) обозначить некоторые “вехи”, то может получиться примерно такой список:

  • Использование пентода в нестандартном режиме;
  • Первое использование полупроводниковых приборов (купроксные выпрямители);
  • ЗУ на стандартных ЭЛТ;
  • Определение 4х методов выполнения умножения в АУ;
  • Использование рулонных телетайпов как устройств Ввод – Вывод;
  • Фотосчитывающее устройство на базе “фототранзистора”;
  • Создание АУ, работающего “в прямых кодах”;
  • Создание одной из первых ЭВМ на полупроводниковых транзисторах;
  • Внедрение микропрограммного управления;
  • Использование схем СПТ при создании ЭВМ;
  • Участие в проектировании первых микропроцессоров аналогов SBP-0400 (Г-106 и Г108);
  • Разработка идей и внедрение систем АСП;
  • Предложение и внедрение подхода к программам, как к Программному Продукту (Изделию);
  • Участие в создание вычислительного комплекса для Бурана.

Захаров В.Н.

Основные инициативы в области вычислительной техники в последнее десятилетие существования СССР

Развитие работ в области вычислительной техники в СССР реально начало осуществляться с начала 1950-х годов. Формальным началом развития международной кооперации можно считать 23 декабря 1969 года, когда социалистическими странами было подписано Межправительственное соглашение и была образована Межправительственная комиссия по сотрудничеству социалистических стран в области вычислительной техники (МПК ВТ), участниками которой являлись НРБ, ВНР, ГДР, Республика Куба, ПНР, СРР, СССР и ЧССР. В 1970-х годах были начаты крупные международные проекты по созданию вычислительных машин серий ЕС ЭВМ и СМ ЭВМ. С 1977 по 1990 год под эгидой МПК ВТ издавался сборник статей "Вычислительная техника социалистических стран", в котором публиковались статьи о новых разработках в области технических и программных средств. Вышло в свет 27 выпусков.

К началу 1980-х годов в мире в связи с появлением персональных ЭВМ начался бум использования средств вычислительной техники буквально во всех областях. В СССР к этому времени уже отчетливо проявилось осознание заметного отставания от мировых лидеров в этом направлении. В конце 1982 года в стране начались изменения, затронувшие и область вычислительной техники. Обновленным руководством страны был принят целый ряд важных решений, направленных на преодоление этого отставания.

В целях возрождения и усиления фундаментальных исследований в области компьютерных наук, а также для обеспечения технологического паритета в области информационных технологий и вычислительной техники 3 марта 1983 года было принято решение об образовании в Академии наук СССР Отделения информатики, вычислительной техники и автоматизации (ОИВТА). В состав ОИВТА вошли четыре ранее существовавших института: ИПМ им. М.В. Келдыша, ВЦ АН СССР, ИППИ и Ленинградский НИВЦ, а также пять новых институтов, созданных в соответствии с выпущенными в один день, 29 июля 1983 года совместным Постановлением ЦК КПСС и Совмина СССР № 729−231 «О дальнейшем развитии работ в области вычислительной техники» и детализирующим его Постановлением Совмина СССР № 730−232 «О мерах по обеспечению работ в области вычислительной техники и ее применения в народном хозяйстве», из которых в настоящее время под исходным именем существует только Институт проблем технологии микроэлектроники и особо чистых материалов в пос. Черноголовка.

Развивалась международная кооперация в области информатики. В 1984−85 гг. коллектив специалистов АН СССР, академий наук республик СССР и стран Восточной Европы разработал Концепцию новых поколений вычислительных систем. В Концепции были представлены главные направления исследований и разработок, которые следовало провести, чтобы получить новые качества информационных и вычислительных систем. Выполнение Концепции проводилось в виде десяти комплексных научных проектов. В 1988 году издательство “Akademie-Verlag Berlin” (Берлин, ГДР) начало издавать «Журнал новых поколений вычислительных систем» (“Journal of New Generation Computer Systems”), в котором освещался ход выполнения работ по реализации Концепции. Этот журнал выходил до середины 1991 года, вышли в свет 14 номеров журнала.
Концепция стала важной составной частью Комплексной программы научно-технического прогресса (КП НТП) стран-членов СЭВ, работы по реализации Концепции выполнялись в составе проблем 1.1.4 «Разработка и освоение промышленного производства персональных ЭВМ, создаваемых в составе ЕС ЭВМ и СМ ЭВМ» и 1.1.9 «Проведение фундаментальных исследований и создание нового поколения вычислительных систем». В работах по этим проблемам принимали участие более 60 организаций стран-участниц соглашения. Работа по этим программам велась до 1991 года – года распада СССР и самого СЭВ.

Важными вехами в области развития информатики в стране были Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 28 марта 1985 года № 271 «О мерах по обеспечению компьютерной грамотности учащихся средних учебных заведений и широкого внедрения электронно-вычислительной техники в учебный процесс», которое можно считать стартовым моментом массовой компьютеризации школ, а также Постановление ЦК КПСС и Совмина СССР от 23 января 1986 года «О создании и развитии производства в СССР персональных ЭВМ», в котором были определены конкретные задания по производству ПЭВМ, в том числе и для использования в сфере образования.


Афендикова Н.Г.

О влиянии академика М.В. Келдыша на развитие вычислительной техники и программирования в 1960-е гг.

История научно-технического развития СССР неразрывно связана с именем президента АН СССР академика М.В. Келдыша, выдающего ученого и организатора науки. Для высшего руководства страны он был квалифицированным экспертом во многих вопросах научно-технической политики. Это отражено в его многочисленных выступлениях, в исследованиях и в воспоминаниях, в которых часто встречаются слова «спросили мнение Келдыша», «Келдыш познакомил», «Келдыш поддержал». Прошло более полувека после принятия правительством решения о "разработке комплекса типовых машин,… построенных на единой структурной и микроэлектронной технологической базе и совместимых системах программирования для вычислительных центров и автоматизированных систем обработки информации", т.е о работе по ОКР "Ряд". Но продолжаются споры о правомерности принятого решения, несмотря множество опубликованных материалов (в том числе на www.computer-museum.ru). Говорится о достижениях советской вычислительной техники, о потенциале ее развития, который не был осуществлен. Попробуем понять тех, кто стоял у истоков принятия этого решения. Без сомнения, это был академик М.В. Келдыш, который «отвечал за науку в стране» и как никто владел информацией о том, какие гигантские ресурсы были потрачены страной на создание ракетной и ядерной отраслей − ракетно-ядерного щита страны. Он также имел полное представление о ситуации с вычислительной техникой в стране, без которой немыслимо было бы это достижение. Удивительно, но создание ЭВМ и развитие программирования в значительной степени происходили на энтузиазме их создателей, основанном на убеждении, что за ЭВМ – будущее. Без сомнения, следует адекватно оценивать достигнутый уровень вычислительной техники и системного программирования в стране в середине 60-х годов, учитывая плановый характер экономики, только государственное финансирование и отсутствие потребностей в ЭВМ у широкого круга потенциальных потребителей, не говоря уже о разобщенности работ в институтах, предприятиях и министерствах. Также и нельзя сказать, что этот уровень был недостаточным для экономики страны, работа по совершенствованию техники, математического обеспечения продолжалась. Именно поэтому окончательное решение о создании ЕС ЭВМ со всеми вытекающим из него последствиями для институтов и предприятий нуждается в обосновании. Для этого необходимо хорошо понимать сложившуюся в стране ситуацию: вычислительную технику разрабатывали и производили многие НИИ и предприятия, подчиненные разным ведомствам. Предполагается показать, что академик М.В. Келдыш сыграл свою роль в принятии исторического решения, и какими соображениями он руководствовался. Отметим, что существуют противоречивые мнения об этой роли, высказанные в некоторых воспоминаниях и в работах историков.


Китов В.А.

Системное ПО для обеспечения работы в режиме реального времени для ЭВМ Единой серии

Первоначально используемый на компьютерах 3-го поколения пакетный режим обработки данных лишал пользователей возможности принимать управляющие решения в процессе компьютерного счета, т.е. в режиме реального времени (real time). Поэтому в развитых странах одним из главных направлений совершенствования системного ПО стало создание программных телемониторов. В ЭВМ 3-го поколения функции управления работой удаленных терминалов выполняли программы, известные как телемониторы и входящие в состав системного ПО. С 1970 года в авральном порядке ведущие компьютерные компании мира начали в дополнение к имеющимся пакетным операционным системам (ОС) разрабатывать собственные системные телемониторы. В частности, мировой гигант IBM для компьютеров IBM/360 создал телемонитор CICS. Британская ICL для своих ЭВМ «ICL System 4» разработала телемонитор DRIVER. В Советском Союзе для первых моделей ЕС ЭВМ, на которых было установлено заимствованное системное ПО IBM, использовался телемонитор КАМА – полная копия телемонитора IBM CICS. Позднее двумя командами советских программистов для ЕС ЭВМ были разработаны свои оригинальные телемониторы ОБЬ и ПРИМУС. Телемонитор ПРИМУС получил хорошие отзывы от пользователей ЕС ЭВМ. Телемонитор ОБЬ массово внедрялся на советских предприятиях для обеспечения диалогового режима работы пользователей различных АСУ.

С появлением системных телемониторов у пользователей удаленных терминалов появилась возможность работать в процессе решения на ЭВМ выполняемых задач. В течение двадцати лет (в 1970–80-е гг.) важнейшим направлением создания системного ПО для ЭВМ 3-го поколения (мейнфреймов) в мире и в Советском Союзе была разработка системных телемониторов, являющихся неотъемлемой частью системного ПО. Они дополняли операционные системы (в СССР – ОС ЕС) для обеспечения интерактивного взаимодействия пользователей удаленных терминалов (преимущественно дисплеев) с центральной ЭВМ (в Советском Союзе ЕС ЭВМ). В Советском Союзе на ЭВМ Единой серии (ЕС ЭВМ) использовались как западные, так и отечественные оригинальные системные телемониторы.

Для ЕС ЭВМ наиболее популярными были CICS (IBM), KAMA (СССР), ПРИМУС (СССР) и ОБЬ (СССР). Самым распространенным из них был оригинальный отечественный телемонитор ОБЬ – по словам А.Н. Чеснокова (руководителя разработки «последователя» ОБИ в 1990-е годы – системы «Байконур»), порядка сорока процентов ЕС ЭВМ, эксплуатируемых в Советском Союзе, использовали телемонитор ОБЬ, который был создан под руководством В.А. Китова в секретном ЦНИИ «Монолит» (п/я Р-6211) Министерства оборонной промышленности СССР программистами отдела программного обеспечения систем телеобработки данных (ПО СТД).

В отличие от подавляющего большинства комплексов и систем программного обеспечения ЕС ЭВМ, телемонитор ОБЬ не сошел со сцены после наступления эпохи персональных компьютеров. В 1996 году ОБЬ пережила свое второе рождение, когда российской компанией «ЭПСИЛОН ТЕХНОЛОДЖИС» (Epsylon Technologies) архитектурные решения и функциональные возможности телемонитора ОБЬ были положены в основу нового программного комплекса БАЙКОНУР, предназначенного для работы на компьютерах следующего поколения – RISC-серверах. Тогда компания Epsylon Technologies воспользовалась опытом высококвалифицированных программистов из оборонного ЦНИИ «Монолит» и Академии наук СССР. В результате, на базе идей и опыта разработки телемонитора ОБЬ был создан программный комплекс БАЙКОНУР (руководитель проекта А.Н. Чесноков).


Парахина О.В.

Когда появился интернет в России

Среди интернет-событий 2019 года особое место занимает 25-летие российского национального домена верхнего уровня.RU, отмечавшееся 7 апреля. Этот юбилей стал главной темой ряда форумов и конференций; ему посвящены кинофильмы и сериалы, специальная почтовая марка и конверт. Это событие приветствует руководство страны. Как указано в этом документе, «социальные сети и системы связи, дистанционная занятость и образование, электронная торговля и госуслуги – эти и другие сервисы прочно вошли в повседневную жизнь миллионов людей». Действительно, сегодня домен.RU является одним из самых популярных национальных доменов в мире. В нем зарегистрировано почти 5 миллионов доменных имен второго уровня, по этому показателю домен.RU занимает 5-е место в мире среди национальных доменов и 9-е место среди всех доменов верхнего уровня. Аудитория интернета достигла 93 млн. человек или 76% населения России. Вклад экономики рунета в экономику страны в 2018 году составил 3.9 трлн рублей; суммарный вклад цифровой и мобильной экономики оценивается более чем в 5% ВВП8.

Вернемся к юбилейной дате. Порой проходится слышать, что 7 апреля 1994 года – это и есть день рождения русского интернета. Однако к тому времени несколько тысяч доменов уже было зарегистрировано в зоне.SU; этот первый домен Советского Союза действовал с 19 сентября 1990 г. на базе компьютера, оснащенного процессором Intel 486DX с тактовой частотой 25 МГц. В том же сентябре 1990 года в Москве прошло первое совещание по организации подключения академических организаций к международной компьютерной сети EARN/BITNet9. Отечественные пользователи могли подключаться и к другим международным сетям, например, в стране имелось несколько узлов FidoNet. Работы ВНИИПАС были первыми в стране в области международной компьютерной связи; в середине 80-х годов там был организован доступ из Москвы к зарубежным компьютерным базам данных.

1 августа 1990 г. на базе ИАЭ им. Курчатова начала работу первая отечественная компьютерная сеть Релком (RELiable COMmunications)10. Благодаря этому к концу 1990 г. к электронной почте было подключено около 30 организаций, главным образом научных. Вслед за первой коммерческой сетью, Relcom, еще при советской власти появилась первая некоммерческая академическая и исследовательская сеть, FREEnet (network For Research, Education, and Engineering). FREEnet был основан 20 июня 1991 года Институтом органической химии им. Зелинского11. К 2000 г. сеть FREEnet обслуживала более 500 научных учреждений и университетов.

Значительно раньше начались попытки передачи данных между несколькими компьютерами, создания ведомственных сетей для решения локальных задач. Пионерами и у нас и за океаном стали системы специального назначения, разработанные научными организациями для нужд оборонного комплекса. С 1952 года в ИТМиВТ АН СССР создавались сети компьютерной связи для автоматизированной системы противоракетной обороны (ПРО). Была разработана серия ЭВМ («Диана-I», «Диана-II», М-40, М-20, М-50 и др.), и организован обмен данными для вычисления траекторий. Центральная машина осуществляла обмен информацией с объектами, находящимися от нее на расстоянии от 100 до 200 километров; общий темп поступления информации превышал 1 МГц. Полностью введенная в действие в 1960 году, эта ПРО стала первой в мире системой, способной не только предупреждать о нападении, но и запускать противоракету.

Системы гражданского назначения появились позднее. Так, в 1972 году были введены в строй железнодорожная система комплексной автоматизации билетно-кассовых операций АСУ «Экспресс» и система резервирования авиабилетов «Сирена», передававшие и обрабатывавшие большие массивы информации.
В предновогоднюю ночь 1977 года в процессе отработки информационно-технического взаимодействия состоялся обмен электронными документами большого объема между НИИ автоматической аппаратуры (Москва) и ульяновским НИИ «Марс», ведущим предприятием в области автоматизации процессов управления боевыми действиями на флоте. Технологии строились на отечественной аппаратной и программной базе. Таким образом, в конце 1976 г. в стране был впервые реализован интернет-мост между Ульяновском и Москвой13. До появления домена.RU оставалось почти 18 лет.


Злобин Е.В.

Некоторые проблемы использования ЭВМ в военной сфере в советское время

Принято считать, что потребности военных, их заказы способствуют развитию технологий с последующим их внедрением в гражданской сфере. Так, к примеру, истоки Интернета лежат в сети ARPANET, разработанной по заказу Агентства Минобороны США. Так ли обстояло дело в СССР?

С конца 50-х годов в СССР развернулись работы по созданию системы ПРО (А-35), завершившиеся в 1964 г. успешным перехватом боеголовки баллистической ракеты. В ходе разработки системы были построены системы связи между суперЭВМ 5Э92б (успешно работали и после 2010 г.), разнесенными на сотни километров, со скоростью передачи данных, которую можно оценить в 1 Мбит/с (для сравнения, скорость ARPANET в то время – 56 Кбит/с). К сожалению, эти технологии никак не использовались и не внедрялись в гражданской сфере, позже Интернет пришел в Россию из-за рубежа.

Для системы предупреждения о ракетном нападении в СССР были созданы т.н. модулярные суперЭВМ, работавшие в системе остаточных классов (СОК) Т-340А, отличавшиеся высочайшей (на момент разработки) производительностью. Об уровне их надежности говорит тот факт, что в составе системы дальнего обнаружения РЛС Дунай-3У (г. Чехов, МО) они функционировали более 40 лет вплоть до 2010 г. Однако в дальнейшем данная архитектура нигде и никак не применялась.

Внедрение каких-либо автоматизированных компьютерных систем в армии на тактическом уровне было практически невозможно из-за архаического положения с радиосвязью – с 1957 г. более 30 лет на вооружении состояла линейка УКВ радиостанций Р105-Р109, обеспечивающая дальность связи на ходу около 5 км при носимом весе в 14 кг. Использование простейших модемов позволяло получить скорость передачи информации в единицы килобит, что делало невозможным создание каких-либо высокоскоростных информационных сетей.

Тем не менее, попытка такого рода была предпринята с разработкой в течение почти 20 лет и приемом на вооружение в 1982 г. АСУВ "Маневр". К сожалению, автор на протяжении четверти века военной службы (1974–2000 гг.) неоднократно слышал о ней, но нигде ни разу не видел в войсках и не изучал в военной академии, получая высшее военное образование. Судя по воспоминаниям разработчиков, было выпущено всего три дивизионных комплекта КШМ, которые так и остались на складах.

Схожая ситуация сложилась с применением ЭВМ в наземной артиллерии Сухопутных войск. В 80-х годах подготовка данных должна была производиться с помощью ЭВМ дивизиона (18–24 орудия) 1В510 (выполнена на ИС 133 серии, потребляемая мощность более 1 кВт), стойка которой (весом более 100 кг) размещалась в отдельном кунге автомашины ЗИЛ–131. При том, что в то время большая часть задач уже успешно решалась на карманных программируемых калькуляторах Б3−21 и Б3−34. Для примера – из 5 ЭВМ 353 артбригады реально включалась только одна. Результаты вычислений должны были отображаться на индикаторах у старших офицеров батарей (из ТТХ аппаратуры – время передачи кодограммы не более 4,2 секунды при максимальной длине 128 знаков, масса изделия – 45 кг), но эти устройства никогда не работали, и все данные для стрельбы передавались голосом по радио или проводным каналам.

Принятие на вооружение вычислителя 1В520 "Сачок", решавшего 13 задач и весом на середину 90-х 14 (!) килограмм, выглядело издевательством над здравым смыслом. Судя по личным воспоминаниям артиллеристов, в первую и вторую чеченскую войну офицеры использовали личные карманные ЭВМ МК85, программируемые калькуляторы, а позже личные смартфоны, для которых энтузиастами были написаны программы подготовки данных для стрельбы на Java.
Таким образом, к сожалению, в СССР применение ЭВМ в военной сфере не стало катализатором и источником продвижения компьютерных технологий, информатизации всего общества.

Все сессии