Статистика науки в России на рубеже нового века: история влияния на производство знания и принятие решений

XV МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ. МУЗЕЙНОЕ ДЕЛО»

Секция: Статистика науки в России на рубеже нового века: история влияния на производство знания и принятие решений

А.Г. Аллахвердян
Динамика численности женщин-исследователей в социологической науке
(по материалам Федеральной службы государственной статистики)

На рубеже 1980–1990 годов, с началом процесса трансформации советской плановой модели общества в российскую, рыночную произошли значительные изменения в развитии кадровой составляющей отечественной науки. Они затронули в большей или меньшей степени количественные параметры кадрового состава традиционных областей (естественных, технических, гуманитарных и др.) и отраслей (физика, энергетика, история и др.) науки. Количественные параметры кадрового состава всего многообразия социальных наук (экономика, политика, юриспруденция, социология, педагогика, психология) также претерпели существенные изменения. Остановимся на количественных изменениях кадрового состава социальных наук в целом и социологии в частности в рамках постсоветской России (1950–2020 годы). В процессе многих десятилетий развития отечественной социологии, освоения ею всё новых граней социальной реальности, стали формироваться специальные (частные) дисциплины в рамках социологии (социология производства, социология образования, социология культуры, социология религии и др.). К их числу относится и социология науки, изучающая науку как специфический социальный институт и форму творческой активности. Описываемое нами исследование находится на стыке социологии науки и гендерных исследований кадрового состава российской науки [1].

В анализе изменений численности исследователей и их интерпретации мы будем опираться на данные Федеральной службы государственной статистики России (ФСГС). Под понятие «исследователь» подпадают «работники, профессионально занимающиеся исследованиями и разработками и непосредственно осуществляющие создание новых знаний продуктов, процессов, методов и систем, а также управление указанными видами деятельности. Исследователи обычно имеют законченное высшее профессиональное образование» [2, c. 318]. Это понятие было введено в статистику науки РСФСР с 1989 года. В дальнейшем изложении речь пойдёт не вообще о численности всех социологов России, а только о социологах, выполняющих научные исследования и разработки (НИР).

Согласно статистическим данным, с 1995 по 2020 год общая численность исследователей в российской науке сократилась на 34% (с 525 319 до 348 221 человек). Если же рассматривать мужчин-исследователей и женщин-исследователей раздельно, то численность мужчин в 2020 году в сравнении с 1995 годом сократилась на 21%, а женщин — на 47%. Существует представление, что в кризисный постсоветский период тенденция сокращения числа исследователей в российской науке затронула все области наук (общественные, технические и др.). Однако дифференцированный анализ кадровых изменений в каждой из областей наук отдельно статистически не подтверждает подобную тенденцию. К примеру, если в технических науках тенденция сокращения числа исследователей является весьма выраженной (с 345 921 в 1995 году до 213 942 в 2020-м, т.е. спад на 38%, что выше среднего показателя — 34%), то в системе общественных наук (в числе которых и социология) тенденция прямо противоположная — налицо рост числа исследователей (с 17 917 в 1995 году до 19 466 в 2020-м, т.е. рост на 9%). Для социологической науки тенденция увеличения численности исследователей носит ещё более выраженный характер — она составила 59%. Если же взять рост числа исследователей мужчин и женщин раздельно, то здесь темпы роста существенно различаются: численность женщин-исследователей возросла на 75%, а мужчин-исследователей — на 39%. В результате почти две трети социологов (62%), занятых в сфере научных исследований и разработок, составляют женщины [3, c. 40, 42; 4].

Источники и примечания

  1. Гохберг Л.М. Статистика науки. М.: ТЕИС, 2003.
  2. Индикаторы науки. Статистический сборник. М.: НИУ ВШЭ, 2015.
  3. Наука в Российской Федерации. Статистический сборник. М.: ГУ ВШЭ, 2005.
  4. Федеральная служба государственной статистики. Итоги федеральных статистических наблюдений (данные на начало 2020 г.) [Электронный ресурс]. — URL: http:// https://rosstat.gov.ru/folder/14477 (дата обращения: 24.08.2020).


С.Г. Давыдов
Международные рейтинги университетов и организация научной работы

Рейтингование — социальная игра, в основе которой лежит ранжирование определённых объектов на основании ряда количественных критериев в соответствии с заданной моделью. Фактически процедура рейтингования направлена на рационализацию выбора тех или иных объектов заинтересованными социальными акторами. В случае университетов составителями рейтингов выступают рейтинговые агентства, традиционные и электронные СМИ, некоммерческие организации, сами вузы и т. д.
Специфика российских университетов заключается в том, что основным направлением их деятельности является подготовка специалистов, необходимых государству; научно-исследовательская работа при этом традиционно находится на втором плане. Это учитывают составители национальных рейтингов, однако в международной университетской практике научная работа играет весьма значимую роль.

Значимость зарубежных рейтинговых систем для отечественной системы высшего образования заметно возрастает в связи с запуском в 2012 году Проекта «5−100», направленного на повышение конкурентоспособности ведущих российских университетов в международной научной и образовательной среде.

Целью проекта стало вхождение в топ-100 следующих ведущих международных рейтингов:
 — Times Higher Education World University Rankings, публикуемого британским журналом Times Higher Education;
 — QS World University Rankings, разработанного рейтинговым агентством Quacquarelli Symonds;
 — SJTU Academic Ranking of World Universities, известного также как Шанхайский рейтинг, который составляет Шанхайский университет транспорта (Цзяотун).

Несмотря на общий неуспех проекта «5−100» (ни один из его участников не вошёл в сотню хотя бы одного из вышеуказанных рейтингов), следует отметить его позитивное влияние на процессы, происходящие в образовании. Появление статуса «Национального исследовательского университета» свидетельствует о признании важности научной работы по крайней мере для части российской вузовской системы. Произошло существенное повышение показателей публикационной активности, достигнутое за счёт интеграции отдельных учёных и научных коллективов, а также публикационных площадок в мировую систему научной информации. Много говорится об имитационной активности, связанной с «борьбой за рейтинги» (например, появлении «мусорных» журналов, оплате указания аффилированности с определённой академической институцией и т. д.). Однако не менее важными стали изменения, происходящие с существующими научными структурами и школами, вынужденными ориентироваться на производство «форматного публикационного продукта».


А.В. Куприянов
Кант преподаёт и пишет — историческая наукометрия и современные дискуссии о требованиях к публикационной активности преподавателей

На примере Иммануила Канта анализируется связь между публикационной активностью и преподавательской нагрузкой.

В докладе показано, что высокая нагрузка в молодые годы (до 26 часов в неделю), когда Кант преподавал в качестве приват-доцента, приходится на годы низкой публикационной активности, в то время как годы в должности ординарного профессора, отмеченные снижением нагрузки до 14–15, а затем — 9 часов в неделю, отмечены высокой публикационной активностью.

Значение коэффициента ранговой корреляции Спирмена между объёмом публикаций за год и количеством читаемых курсов составило −0,575 при впечатляюще низкой вероятности нулевой гипотезы