Законы развития науки и техники и их отражение научно-техническими музеями

XV МЕЖДУНАРОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ «ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ. МУЗЕЙНОЕ ДЕЛО»

Секция: Законы развития науки и техники и их отражение научно-техническими музеями

С.Н. Гринченко
Об иерархических системах природы и общества: кибернетическое моделирование на базе адаптивного регулярно-случайного поиска

1. Кибернетическое моделирование самоуправляющихся природных систем (неживых, живых и личностно-производственно-социальных) базируется на трактовке процессов приспособительного поведения всех их основных иерархических составляющих как проявления действия иерархической адаптивной регулярно-случайной поисковой оптимизации целевых критериев энергетического характера (экстремальных и с ограничениями типа равенств и неравенств) с закреплением её результатов в форме системной памяти соответствующих подсистем [1, 2].

2. Характеристику алгоритмам случайного поиска дал их создатель Л.А. Растригин: «Механизмы случайного поиска, по-видимому, свойственны природе нашего мира на всех уровнях его проявления и организации. И, во всяком случае, могут служить удобной и конструктивной моделью этих процессов» [3].

3. Предлагается следующая формальная классификация механизмов случайной поисковой оптимизации, системообразующим элементом которой выступает их память (т. е. применительно к иерархической оптимизации — системная память). Это:
 — «слепые блуждания» (с селекцией посредством внешнего дополнения) с нулевой глубиной памяти алгоритма поисковой «полуоптимизации»;
 — «слепой поиск» (с селекцией посредством целевых ограничений) с нулевой глубиной памяти алгоритма поисковой оптимизации (метод проб и ошибок в его предпочтительной трактовке);
 — «простейший случайный поиск» с единичной глубиной памяти алгоритма поисковой оптимизации;
 — «адаптивный случайный поиск» с глубиной памяти алгоритма поисковой оптимизации больше единицы.

4. Анализ данной классификации позволяет сделать вывод, что механизм иерархической поисковой оптимизации живого и личностно-производственно-социального использует на разных этапах своей метаэволюции (процесса последовательного наращивания числа уровней или ярусов иерархической системы в ходе её формирования как таковой) все эти варианты. Начиная от самых примитивных (первого и второго), он стремится сформировать в её ходе все более совершенные, со всё большей глубиной системной памяти. То есть стремится к четвёртому варианту, а в его рамках — к максимальному увеличению её величины.

5. Случайность, имманентно присущая механизму иерархической адаптивной поисковой оптимизации природной системы, возникает естественным образом как проявление её иерархичности. Это можно интерпретировать как обобщение достаточно часто используемой гносеологической трактовки случайности как меры нашего незнания об объекте. Различие состоит в том, что в иерархической оптимизационной подсистеме некоторого уровня интеграции даже при вполне регулярном поведении каждой из составляющих её подсистем (обладающих свойством активности) рассмотрение такого поведения «в целом» — одновременно и всех сразу, т. е. с точки зрения подсистемы именно высшего уровня может выглядеть только как случайное: у подсистемы просто нет так называемого планшета для фиксации поведения всех её подсистем.

6. По мнению Л.А. Растригина, «все детерминированные методы поисковой оптимизации — это δ-реализации методов случайного поиска» (т. е. когда распределение вероятностей случайного шага асимптотически стремится к δ-функции, характерной предельной узостью). Отсюда — регулярно-случайный поиск.

7. Опыт применения данного подхода к моделированию природных систем приведён в работе Ю.Л. Щаповой и С.Н. Гринченко.

Литература

  1. Гринченко С.Н. Системная память живого (как основа его метаэволюции и периодической структуры). М., 2004.
  2. Гринченко С.Н. Метаэволюция (систем неживой, живой и социально-технологической природы). М., 2007.
  3. Растригин Л.А. Случайный поиск. М., 1979. С. 63.
  4. Щапова Ю. Л., Гринченко С.Н. Введение в теорию археологической эпохи: числовое моделирование и логарифмические шкалы пространственно-временных координат. М., 2017.

К.А. Гусев, Ю.В. Костина
Выставка «ПЕРВЫЙ» как отражение истории науки и техники в экспозиции Мемориального музея космонавтики

4 октября 1957 году на орбиту был запущен первый искусственный спутник Земли (ИСЗ-1). Этот день считается символической датой начала космической эры, а само событие продемонстрировало замечательные успехи научно-практических исследований. Последующие годы стали временем создания ракетно-космической отрасли и знаковых достижений в её развитии.

В 1960 году провели сутки на орбите и успешно вернулись собаки Белка и Стрелка. А 12 апреля 1961 года в космос отправился первый человек — Юрий Алексеевич Гагарин. Теперь 12 апреля отмечается как день космонавтики.

Ещё после полёта первого искусственного спутника Земли появилась мысль увековечить это событие. Был проведён конкурс проектов в несколько этапов, а проект-победитель был воплощён в жизнь. Так и появился в Москве монумент «Покорителям космоса» по проекту А.Н. Колчина, М.О. Барща и А.П. Файдыш-Крандиевского. Впоследствии в фундаменте сооружения был открыт Мемориальный музей космонавтики.

Именно там 2021 году был организована выставка «ПЕРВЫЙ», посвящённая юбилею полёта Ю.А. Гагарина. На ней были представлены сотни музейных предметов как из фонда самого Мемориального музея космонавтики, так и предоставленных десятками партнёров, среди которых музеи, предприятия космической отрасли, частные лица.

Выставка раскрывала сразу несколько аспектов эпохи. Одна из частей была посвящена развитию ракетно-космической отрасли — от первых работ по проектированию стратосферных ракет до первого полёта человека в космос. Были представлены как образцы техники, которые побывали в космосе, и их технологические дубликаты, так и книги, чертежи и фотоматериалы. Этот раздел отражал научно-техническое развитие эпохи. Но было в выставке и «человеческое измерение». Значительная её часть повествовала о биографии первого космонавта, отражённой в его личных вещах, документах, фотографиях.

При организации выставки «ПЕРВЫЙ» решалось множество задач: научные (поиск и атрибуция новых предметов и анализ информации), экспозиционные (создание художественное решение), организационные (заключение договоров и транспортировка предметов), рекламные (проведение информационной кампании) и множество других.

Анализ опыта подготовки и проведения такой выставки позволит найти новые способы решения целого ряда проблем, ныне стоящих перед музеями.


А.О. Александер, П.Н. Емельянов
Контактный интерферометр конструкции И.Т. Уверского: история и современность

Явление интерференции света — это явление сложения двух и более когерентных световых волн, приводящее к образованию в пространстве устойчивых картин чередующихся максимумов и минимумов интенсивности света, называемых интерференционными картинами.

Первым учёным, давшим в 1801 году довольно детальное и, по сути, не отличающееся от современного объяснение этого явления, был английский ученый Томас Юнг (1773–1829), он в 1803 году ввёл в научный обиход термин «интерференция».

Во второй половине XIX века начали создаваться разные схемы оптических интерферометров — измерительных приборов, действие которых основано на явлении интерференции. Принцип действия оптического интерферометра заключается в том, что пучок света с помощью того или иного устройства пространственно разделяется на два или большее количество когерентных пучков. Каждый из пучков проходит разные оптические пути и направляется на экран, создавая интерференционную картину, по которой можно установить разность фаз интерферирующих пучков в данной точке картины.

В начале 1880-х годов американский физик Альберт Абрахам Майкельсон (1852–1931) предложил схему интерферометра, которая была названа его именем и получила наиболее широкое распространение для решения различных измерительных задач.

Схема интерферометра Майкельсона послужила основой для создания высокоточного прибора для измерения линейных размеров в машиностроении. Экземпляр такого прибора имеется в коллекции контрольно-измерительных приборов Политехнического музея. Это контактный интерферометр конструкции Иосифа Тимофеевича Уверского, одной из первых моделей ПИУ-1, произведённой на Московском инструментальном заводе «Калибр». Разработка и производство данного прибора явилось важной вехой на пути развития отечественной системы обеспечения единства измерений в области линейных величин.

На предприятиях требуется большое количество разных рабочих средств для линейных измерений, т. е. передачи точных значений размеров от образцовых средств измерения к рабочим средствам измерения, которая осуществляется посредством концевых мер длины (КМД).

Широкое внедрение КМД в производственную практику потребовало создания высокоточного и надёжного в эксплуатации средства измерений, позволяющего в условиях каждого предприятия проводить сличение рабочих концевых мер с мерами из образцовых наборов.

Такое высокоточное средство измерения — контактный интерферометр — было создано в 1946 году инженером И.Т. Уверским на Московском инструментальном заводе «Калибр». Приоритет И.Т. Уверского подтверждён авторским свидетельством № 56390, заявка была подана 21 апреля 1937 года.

Высокая точность достигается за счёт того, что образцовой мерой для градуировки шкалы интерферометра служит длина световой волны, пропускаемая монохроматическим интерференционным светофильтром, встроенным в интерферометр.

В последующие годы И.Т. Уверский неоднократно проводил усовершенствования конструкции контактного интерферометра, которые воплощались в новые модели и выпускались заводом «Калибр». В 1962 году И.Т. Уверским было получено авторское свидетельство № 146494 на схему контактного интерферометра с экраном, позволяющую упростить отсчёт по шкале и снизить утомляемость оператора. В декабре 1967 года И.Т. Уверский получил авторское свидетельство № 207427 на схему двойного интерферометра. Прибор, построенный по данной схеме, обладает ещё более высокой точностью и пригоден для измерения концевых мер не только 4-го и 3-го разрядов, но и 2-го разряда.

Схема и конструкция контактного интерферометра, предложенные И.Т. Уверским, оказались настолько удачными и надёжными в эксплуатации, что на очень многих отечественных предприятиях данные приборы успешно работают по сей день, находясь на вершине пирамиды точности предприятия в отношении линейных размеров и выполняя необходимую функцию передачи размеров от эталонных концевых мер к рабочим мерам, т. е. к тем, по которым затем настраиваются, поверяются или калибруются все остальные средства измерения линейных размеров на предприятии.


Е.Л. Желтова
Опыт работы научным консультантом в разработке экспозиционной зоны «Полёт» павильона «Космос» на ВДНХ

В январе — марте 2020 года я работала научным консультантом при разработке экспозиционного плана новой выставочной зоны павильона «Космос» на ВДНХ, именуемой «Полёт», — консультировала создание экспозиционного проекта той части зоны, которая охватывала период до начала Первой мировой войны.

Согласно замыслу экспозиция должна демонстрировать не только технические закономерности развития первых аппаратов, позволявших человеку полететь по воздуху, но и раскрыть мотивацию их создания, формы, в которых проявлялось всеобщее увлечение первыми полётами, культурную рефлексию первых лётных успехов в живописи, поэзии, литературе. Таким образом, создатели экспозиционного плана стремились донести до посетителя атмосферу, которая царила вокруг первых попыток человека полететь по воздуху, особенно вокруг первых полётов на аэропланах. Я считаю это важным, поскольку экспозиция рассчитана на широкую публику, и показ наполненного восторгом и ожиданием раннего периода авиации включает посетителя в атмосферу тех лет, пробуждает глубокий, внутренний интерес к полёту, а через него и к авиационной и космической технике, демонстрируемой в последующих экспозиционных разделах павильона «Космос».

Методологически при создании экспозиционного плана зоны «Полёт» была сделана попытка на конкретном историческом материале показать также особенность иллюстрируемого периода и то, что за конкретными сюжетами того времени стоит непреходящий интерес к полёту, с древнейших времен присущий человеку. Так, мною был предложен пример триумфального перелёта Луи Блерио летом 1909 года через Ла-Манш. Этот знаменательный сюжет в истории авиации был не только тут же с ликованием воспринят обществом и вдохновил поэтов и художников (картина Робера Делоне «Дань уважения Блерио», поэма Эдмона Ростана «Песнь о крыле»). К сюжету о перелёте Блерио обращались поэты и писатели вплоть до XXI века (Андрей Тавров «Проект Данте»). Для экспозиции мною были предложены и другие сюжеты из истории ранней авиации, воспринятые литературой и живописью и трансформированные в авиационный эпос.

Во время консультирования разработки экспозиционного плана зоны «Полёт» я впервые задумалась о том, каким образом в экспозициях по истории авиации и воздухоплавания следует применять новейшие мультимедийные технологии. Задача была в том, чтобы экспозиция не превратилась в увлекательный аттракцион, где эффектные, яркие инсталляции полёта затмили бы исторический материал. Но, с другой стороны, у меня создалось впечатление, что интерактивные и мультимедийные современные технологии предоставляют больше возможностей для непосредственного контакта с социокультурными аспектами истории полета, истории авиации. Например, можно предоставить свободу выбора посетителю таким образом, чтобы, нажав одну кнопочку, он мог увидеть, как танцевали модный в 1914 году вальс «Заходи, Джозефина, в мою летающую машину». Нажав другую — услышать голос владельца ресторана «Полтава» после полётов Уточкина (в мае 1910 года), зазывающего публику на «АЭРО-обеды»: «По случаю полёта приветствовать пилота, воздать пилоту славу, с полёта все в „Полтаву“!». В докладе будет сказано и о других малоизвестных материалах по истории воздухоплавания и авиации, которые я предоставила команде, разрабатывавшей экспозиционный план.

Отмечу интерес команды к культурным, психологическим, мифологическим аспектам предыстории и ранней истории авиации. У меня сложилось впечатление, что молодые специалисты по музейным инсталляциям, которых я консультировала, смотрят на тему истории полёта человека на искусственных аппаратах с позиции широкой гуманитарной перспективы. И это отрадно, ибо развитие авиационной и космической техники неразрывно связано не только с научным и техническим потенциалом общества.


Н.С. Закутерин, Н.К. Мальцева
«Символизм» церковных объектов с башенными часами

На территории Российской империи, согласно информации сайта temples.ru [1], насчитывалось 19 346 церковных объектов (информация относится именно к Российской империи). На территории России в наше время числится почти вдвое больше церковных объектов: на ресурсе temples.ru [2] указано 29 184 объектов, на странице sobory.ru [3] — 41 238 объектов.

Под конец существования Российской империи в 1917 году на одной лишь территории сегодняшней России можно было насчитать более 600 объектов, которые с XV века показывали большинству жителей тех или иных мест страны время — неотъемлемый параметр, счёт которого начался ещё с античных времен. Эта возможность осуществлялась посредством часов, установленных в конструкциях церковных объектов таким образом, что циферблат можно было увидеть с большинства мест населённых пунктов. Как правило, часы устанавливались на высокие здания типа колоколен.

Как и церковные объекты России, так и башенные часы на них, являлись и являются показателем высокого развития знаний механики и владения технологиями уже в ранние века существования государственности на Руси. Распространение этих объектов по всей России (широкая география) даёт нам право говорить о преемственности передачи научных знаний, а церковные сооружения с механическими часами на них становятся символами государственности, форпостами знаний на территории нашей страны.

Однако в настоящее время из огромного количества таких объектов более или менее изучены только несколько десятков.

В настоящей работе делается упор:
 — на ситуацию с изучением русских башенных часов в целом (структуры, конструкции, технологии, архитектуры мест расположения),
 — на большое значение такого исследования для изучения культурного наследия, для оценки этих «символов».

Судить о конструкции механизмов башенных часов того времени, не учитывая сохранившиеся механизмы в современных российских музеях, можно всё-таки больше по косвенным признакам (имеется в виду, что сами механизмы в источниках не описываются — просто не сохранилось данных, а если они и есть, то это будет, конечно, уникальное свидетельство конструкции).

Среди механиков — специалистов по часовым механизмам советского периода — можно определённо назвать ряд имён, которые остаются «классиками» теории таких точных механизмов, как часы. Среди них — доктор технических наук, профессор ЛИТМО (ныне Университет ИТМО) З.М. Аксельрод. Ещё в 1969 году в своей книге «Теория и проектирование приборов времени» [4] он предложил классификацию механизмов часов. К сожалению, в отношении башенных часов, которые были установлены в России в XV–XVII веках, применение данной классификации затруднительно. Именно поэтому актуальной остаётся задача деления всего многообразия конструкций механизмов башенных часов на группы, отталкиваясь только от внешних признаков башенных часов и объектов.

При описании башенных часов Руси ранних веков для объективного и полноценного понимания их развития, кроме необходимого исторического обзора развития конструкций, авторы предполагают, что включение в анализ краткого классификатора храмостроительства позволит более чётко и точно разделить архитектурные объекты и часы на них по группам.

Башенные часы в разные времена и в разных странах являлись предметом восхищения и удивления, они завораживали красотой исполнения и сложностью механизмов. Созданные руками кулибиных, они всегда будут радовать уникальными функциями и оригинальным дизайном. Башенные механические часы столиц государств сегодня являются предметом гордости наций.

Литература

  1. Храмы России. Церкви, монастыри и часовни Российской империи [Электронный ресурс]. URL: http://www.temples.ru/provincies.php?ProvinceID=0 (дата обращения: 19.09.2021).
  2. Там же.
  3. Соборы.ру [Электронный ресурс]. URL:https://sobory.ru/geo/ (дата обращения: 19.09.2021).
  4. Аксельрод З.М. Теория и проектирование приборов времени. Л., 1969.


Л.И. Золотинкина
Первому электротехническому вузу Европы СПбГЭТУ «ЛЭТИ» — 135 лет

История первого электротехнического института Европы — Санкт-Петербургского государственного электротехнического университета «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова (Ленина), перешагнувшая уже 135-летний рубеж, очень насыщенная.

Электросвязь и энергетика — две определяющие возможности развития, независимости и стабильности государства, составляющие научно-промышленного потенциала страны. За прошедшие годы в мире свершилось несколько научно-технических революций, в нашей стране произошло три социальных революции, изменивших государственное устройство, страна пережила две мировые войны. Всё это, безусловно, сказалось и на определении специализаций в подготовке инженеров, на условиях формирования и развития научных школ, у основания которых стояли талантливые, харизматичные люди, выдающиеся учёные, яркие представители отечественной интеллигенции, государственники.

В сентябрьском номере за 1886 год журнал «Электричество» сообщал: «Наконец, в четверг 4 сентября в 1 час дня это бесспорно полезное, ставящее нас в полную независимость от заграницы, училище телеграфных инженеров открыто».

16 сентября 2021 года в стенах ЛЭТИ была открыта юбилейная выставка «Нам прошлое сегодня помогает, наш путь всегда к вершинам устремлён». На экспозиционных стендах представлена трудная и героическая судьба нашего института. Репрессии и недоступные архивы, закрытая тематика научно-исследовательских работ долгое время не давали возможности показать роль выдающихся учёных и педагогов в развитии российской науки, военного дела и промышленности, отметить важные открытия и изобретения.

Значительная роль в организации эффективной работы учёных института всегда принадлежала его директорам и ректорам. «Телеграфное дело представляет особую специальность, изучение которой требует серьезной научной подготовки» — таково было обоснование открытия первого в Европе специализированного в области электротехники вуза. Директором Технического училища (1886–1891) и электротехнического института (1891–1895) был назначен выдающийся общественный деятель, специалист в области электросвязи Николай Григорьевич Писаревский.

Ключевые моменты истории ЛЭТИ отражены на 14 экспозиционных стендах, из которых 11 стендов — это отдельные страницы истории вуза, на них представлены наиболее важные и яркие события в годы руководства каждого директора (ректора) института. Первые стенды рассказывают об открытии первого в Европе электротехнического вуза, формировании основных направлений подготовки инженеров-электриков (электросвязь, электроэнергетика, электрохимия), создании первых в России кафедр в этих областях науки и техники. Первым выборным директором ЛЭТИ в 1905 году стал А.С. Попов.

В 1920-е годы, в условиях разрухи в стране, институт ориентируется на электроэнергетику, ставшую определяющим стимулом развития почти всех научных и образовательных направлений под руководством профессора П.С. Осадчего. Учёные института участвуют в разработке и реализации плана ГОЭЛРО под руководством профессора Г.О. Графтио. Первые отечественные научные школы и кафедры в области радиотехники (профессор И.Г. Фрейман), электропривода (профессор С.А. Ринкевич) и первые исследования в области электроматериалов (профессор А.А. Смуров) заложили фундамент развития этих научных направлений.

В начале 1930-х годов в результате реформы высшей школы из структуры ЛЭТИ были выведены специальности электроэнергетического и электрохимического направлений. Научно-образовательной деятельности ЛЭТИ в довоенные годы с ориентацией на радиотехнику, электронику, создание систем управления, телемеханики и электропреобразовательной техники, а также жизни вуза во время Великой Отечественной войны посвящён стенд «Работа на оборону страны». В послевоенную эпоху был взят курс на радиоэлектронику, автоматику и вычислительную технику, что определяло появление новых специальностей, формирование новых научных школ и кафедр.

Вторая половина ХХ века отражена на стендах об инновационно-технологической деятельности вуза. Институт активно участвовал в программах по освоению космоса. В 2000 году нобелевским лауреатом стал выпускник ЛЭТИ академик РАН Ж.И. Алфёров. Научно-образовательные приоритеты университета в XXI веке определяются необходимостью опережающего научно-технологического и кадрового развития страны в области радиоэлектроники и инфотелекоммуникаций.

Отдельный стенд посвящён студенческой жизни вуза: сохранению её традиций, начиная с дореволюционных времён (особо отмечен прогремевший в 1950-х годах на всю страну спектакль «Весна в ЛЭТИ»), студенческим строительным отрядам (целина) и спортивным достижениям студентов.

Без знания истории развития своей области науки и техники не может быть хорошего специалиста, в ней он ищет и находит примеры для подражания и источники вдохновения. Музеям СПбГЭТУ «ЛЭТИ» (Музею истории, Мемориальному музею А.С. Попова, которому академик РАН И.Б. Фёдоров дал определение «Мекка всех радистов», его коллективной радиолюбительской станции RK1B) отведён свой стенд.


О.В. Иванова
Природа и архитектура в пространстве музеев памяти

Музеи памяти — явление относительно новое, причём не только для российского социокультурного пространства, но и для зарубежного. Каждый музей этого типа посвящён событию, оставившему в памяти людей тяжёлый травмирующий след. Музеи памяти, созданные в Российской Федерации с конца 1980-х до начала 2020-х годов, акцентируют внимание в основном на советском периоде и посвящены, как правило, истории ГУЛАГа, политических репрессий и депортаций.

Одной из наиболее сложных задач при создании музеев памяти является выбор их местоположения. Решение задачи облегчается, если есть аутентичное место памяти, как то: музеефицированное здание тюрьмы или место концентрации и трудового использования заключённых. В качестве классического примера российского музея памяти, созданного в аутентичном месте памяти, можно назвать Мемориальный комплекс истории политических репрессий «Пермь-36». Здесь сама лагерная архитектура, вписанная в контекст «равнодушной природы», создаёт у посетителей эмоциональный настрой, позволяющий понять суть трагических событий не столь далекого прошлого.

Некоторые исследователи считают отсылку к аутентичности места принципиально важной для музеев памяти, иначе, мол, возникает опасность потерять эмоциональную связь, которая поддерживается именно привязкой к определённому месту. Думается, что такой подход в значительной степени устарел и не учитывает широких возможностей современных музейных институций. Впервые создающийся музей памяти, никак не привязанный к конкретике травмирующих событий, может устанавливать и сохранять связь с аутентичными местами террора и политических репрессий с помощью природы и архитектуры.

Примером нового подхода к оформлению музейного пространства служит московский Музей истории ГУЛАГа, расположенный в здании дореволюционной постройки. Формально он не связан ни с одним памятным местом ГУЛАГа, но в его музейное пространство входит Сад памяти, благодаря которому у посетителя рождается устойчивая эмоциональная связь с «реальным пространством ГУЛАГа». Дело в том, что история каждого дерева, куста или камня-валуна в Саду памяти тесно связана с судьбами заключенных, с местами, где совершались казни или где осужденные отбывали наказание. Так, клён остролистный напомнит о расстрельном полигоне «Коммунарка» (Москва), лиственница сибирская и кедровый стланик — о лагере Бутугычаг (Магаданская область), окатанные валуны вызовут в памяти ландшафт Соловецкого архипелага. Как и полагается в музее, каждый природный экспонат сопровождается табличкой с историей места и человека, с которыми он связан.

Чрезвычайно сложно найти аутентичное место памяти для создания музея, посвящённого принудительным переселениям (депортациям). Архитектура таких музеев должна в полной мере отражать масштаб и глубину трагедии репрессированных народов. Удачным образцом в этом плане можно считать «Мемориальный комплекс жертвам репрессий», открытый в 1997 году в Назрани (Ингушетия). Его здание построено в форме девяти характерных горских оборонительных башен, совмещённых друг с другом и опутанных колючей проволокой. В 2002 году автор проекта — народный художник Российской Федерации Мурад Полонкоев — был награждён за эту работу золотой медалью Российской академии художеств.

В Кабардино-Балкарии здание «Мемориала жертвам репрессий балкарского народа» в архитектурном плане представляет собой мавзолей, построенный с использованием сугубо балкарских приёмов зодчества. Спуск в экспозицию, расположенную в цоколе здания, насчитывает 13 датированных ступеней, символизирующих 13 лет жизни народа в депортации.

В пространствах музеев памяти нередко используются разные средства с целью вызвать у посетителей эмоциональную реакцию, дать возможность почувствовать солидарность с жертвами. Среди таких средств заметная роль отводится архитектурным приёмам, благодаря которым посетитель может испытывать чувства дискомфорта, страха, ощущение опасности. Посетитель должен не только понять, но и прочувствовать экспозицию.


М.О. Карташев
Бионика 1930-х годов в работах инженера А.М. Игнатьева

В наше время имя российского и советского изобретателя А.М. Игнатьева (1879–1936) почти забыто. Скорее всего, это связано с тем, что он относился к той самой плеяде первых русских революционеров-романтиков, наивно веривших в возможность скорого построения бесклассового коммунистического общества. Он был ярким представителем радикального большевистского течения, считавшего террор против представителей царской власти одним из наиболее эффективных способов революционной борьбы. Свои инженерные знания А.М. Игнатьев часто применял именно с целью создания взрывных устройств и оружия для подпольной деятельности во времена Первой русской революции 1905–1907 годов. Он был лично хорошо знаком с В.И. Лениным и А.М. Горьким, а позднее и с И.В. Сталиным. Тем не менее нельзя не отметить, что А.М. Игнатьев являлся выдающимся изобретателем, черпавшим свои многочисленные технические идеи в наблюдениях за разными физическими явлениями и природными процессами. Сегодня его инженерные разработки однозначно можно отнести к передовой области бионики.

В Политехническом музее имеется одно из изобретений А.М. Игнатьева — так называемый самодвижущийся танк Игнатьева А. М., сделанный руками самого изобретателя. Фактически этот механизм представляет собой один из первых многофункциональных дистанционно управляемых роботов. К наиболее известным изобретениям А.М. Игнатьева относится разнообразный промышленный инструмент, многослойная рабочая часть которого изготавливалась на основании изучения строения зубов различных грызунов. В частности, металлорежущие резцы, изготовленные с использованием данной технологии, демонстрировались на выставке «Наши достижения», проходившей в Политехническом музее в 1934 году. Участие Игнатьева в выставке «Наши достижения» было отражено и в путеводителе от 1934 года по данной экспозиции (маршрут № 5). Экспериментальная лаборатория Игнатьева в то время находилась в Лучниковом переулке — недалеко от здания Политехнического музея. При этом наличие образцов режущего инструмента его конструкции в собрании Политехнического музея подтвердить не удалось. Эта тема требует проведения дополнительного исследования.
К другим важным изобретениям А.М. Игнатьева следует также отнести прицел для зенитных орудий, разработанный им в годы Первой мировой войны, участником которой он являлся, и речной буксир, способный двигаться против течения, используя только силу встречного потока воды.

К сожалению, во времена А.М. Игнатьева такого понятия как бионика просто не существовало, хотя по всем признакам он являлся ярким представителем именно этого направления инженерной мысли. Многие идеи изобретателя Игнатьева опередили своё время и впоследствии были незаслуженно забыты. Сегодня его творческое наследие требует переосмысления, поскольку оно, без преувеличения, входит в мировую сокровищницу инженерных знаний, добытых в результате внимательного наблюдения за окружающей нас биосферой.


Г.А. Кутеева, О.П. Мазалова, Г.А. Синильщикова, Б.В. Трифоненко
Музейные экспонаты по физике, математике и механике в Санкт-Петербургском университете

В настоящее время в Санкт-Петербургском государственном университете (СПбГУ) есть несколько музеев, в которых присутствуют экспонаты, служившие учебными пособиями для дисциплин по математическим, механическим, физическим специальностям в XIX и XX веках. Бо́льшая часть таких экспонатов хранится в недавно созданном Музее истории физики и математики, который включает два раздела: раздел физики и раздел математики, механики, астрономии.

В экспозиции раздела физики представлены разные физические приборы и установки, исторические объекты и современные разработки учёных СПбГУ, исторические материалы об этапах развития физики в отделах НИИФ им. В.А. Фока и на кафедрах физического факультета СПбГУ. Здесь можно увидеть такие интересные приборы, как гелиограф, пиргелиометр, актинометр и даже часть установки адронного коллайдера.

Экспозицию раздела математики, механики, астрономии составляют в основном модели механизмов, которые в течение десятилетий бережно хранились сотрудниками кафедры теоретической и прикладной механики математико-механического факультета СПбГУ.

Коллекции обоих разделов Музея истории физики и математики СПбГУ берут начало в XIX веке со времени основания Физической лаборатории и Кабинета практической механики Санкт-Петербургского (Императорского) университета. Кабинет практической механики был основан в 1865 году под руководством приват-доцента (впоследствии профессора) М.Ф. Окатова. Консерваторами (хранителями) этого кабинета являлись молодые выпускники университета, которые впоследствии стали гордостью российской и мировой науки. Среди них были А.М. Ляпунов, И.В. Мещерский, Г.В. Колосов, Е.Л. Николаи, Н.И. Мусхелишвили и другие. В этом кабинете собирались и хранились модели механизмов, наглядно демонстрирующие студентам, изучающим механику, преобразование одного вида движения в другое. Эти учебные пособия либо закупались, либо изготавливались по заказу сотрудниками университета. Некоторые сотрудники готовили макеты-пособия для своей исследовательской деятельности, часть таких пособий сохранилась и представлена как в музеях Санкт-Петербургского университета, так и в некоторых других музеях. Самыми известными экспонатами являются механизмы, которые изготавливал академик Пафнутий Львович Чебышёв. На сайте «Механизмы Чебышёва» (http://www.tcheb.ru) в разделе «Музеи» есть описание этих механизмов. Несколько моделей механизмов экспонируются в Музее истории Санкт-Петербургского университета в главном здании на Васильевском острове (в бывшем здании Двенадцати коллегий). Более десятка механизмов П.Л. Чебышёва хранятся в Музее истории физики и математики в Петергофе, на математико-механическом факультете СПбГУ.

В докладе предлагается обсудить использование экспозиции Музея истории физики и математики СПбГУ для научно-просветительских целей среди студентов, профессорско-преподавательского состава и всех интересующихся историей физики и математики. Информацию о коллекции можно посмотреть в источниках [1–3].

Литература
1. Математический Петербург. История, наука, достопримечательности: Справочник-путеводитель. СПб., 2018. 336 с.
2. Anastasenko G. F., et al. Collection of knowledge. Museums and Collections of St. Petersburg State University. Saint-Petersburg, 2018. P. 287.
3. Кутеева Г. А., Синильщикова Г. А., Трифоненко Б.В. Экспонаты исторической коллекции математико-механического факультета СПбГУ // Вестник Санкт-Петербургского университета. Математика. Механика. Астрономия. 2019. Т. 6. № 3. С. 493–504.


Л.Л. Лекай, И.Ю. Савин, И.В. Селюнина
Медленно вращающаяся комната (комплекс «Юпитер-2») как объект экспонирования в Музее истории космонавтики

Комплекс «Юпитер-2» создан в 80-е годы ХХ века СКБ экспериментального оборудования Института медико-биологических проблем. Установка представляет собой металлический цилиндр площадью 14 кв. м, диаметром 4,6 м, высотой 2,2 м, в котором размещено бытовое, производственное и санитарно-техническое оборудование для ведения операторской деятельности, в том числе велоэргометр и пульт оператора. Электропривод обеспечивал равномерное вращение кабины вокруг центральной оси со скоростью до 15 оборотов в минуту. Время разгона и торможения — 3–5 мин, при аварийных ситуациях предусмотрено экстренное торможение. Блок управления приводом снабжён индикатором скорости вращения кабины, также имелась система сбора и обработки физиологической информации. Установка для дозирования движений головой позволяла адекватно моделировать болезнь движения, в частности, её космическую форму и регулировать объём и качество вестибулярной нагрузки каждого обследуемого в зависимости от задач исследования.

Комплекс «Юпитер-2» рассчитан на проведение экспериментов длительностью 7–10 дней с участием двух испытателей. Сотрудниками Института математических проблем биологии (ИМБП) (отделы А.Р. Котовской, В.С. Шашкова и В.П. Сальницкого) были выполнены исследования, позволяющие определить эффективные лекарственные средства для профилактики и терапии болезни движения. В 1987–1990 годах в работах участвовали Р.Р. Галле, В.В. Сабаев, Г.А. Гусакова, Л.Н. Гаврилова, О.И. Орлов, М.И. Колотева и Г.Ф. Николашин.

Научные задачи, поставленные перед учёными: изучение патогенеза укачивания, влияния вестибулярных воздействий на качество выполняемых задач и физическую работоспособность; исследование психофизиологической готовности; совершенствование прогноза переносимости длительных вестибулярных воздействий и диагностики синдрома болезни движения; разработка и апробация средств и методов профилактики и лечения болезни движения.

В 2020 году ИМБП РАН принято решение о передаче установки «Медленно вращающаяся комната (Комплекс «Юпитер-2»)» Музею истории космонавтики им. К.Э. Циолковского для использования в качестве интерактивного экспоната в постоянной экспозиции музея. После согласования с Министерством культуры РФ и Министерством науки и высшего образования РФ «Юпитер-2» полностью демонтирован и перевезён из Москвы в Калугу в новый корпус музея. В январе 2021 года объект собран и запущен.
«Юпитер-2» стал музейным экспонатом, дающим представление об исследованиях в области космической медицины. Сохранена обстановка рабочего пространства. С помощью этого уникального и единственного в мире комплекса у музея появилась возможность рассказать о вращении как об одном из интереснейших направлений подготовки космонавтов.


Л.Н. Морозова
Роль Дома-музея А.Л. Чижевского в популяризации наследия учёного

Учёного А.Л. Чижевского называют Леонардо да Винчи XX века. Чижевский — основоположник гелиобиологии, аэроионологии и электрогемодинамики, философ-космист, поэт, художник, изобретатель, виртуозный музыкант. Долгое время это имя находилось «под спудом», его знали только учёные, изучающие солнечно-земные связи, и небольшой круг московской интеллигенции.

В Калуге 17-летний Чижевский познакомился с 57-летним Циолковским, который оказал огромное влияние на формирование будущего учёного.

В доме отца — полковника, а потом генерала артиллерии Л.В. Чижевского — Александр вёл наблюдения за влиянием солнечной активности на биосферу и социосферу Земли, исследовал воздействие ионизированного воздуха. В калужском особняке 1827 года постройки, выполненном в стиле русского классицизма, семья Чижевских жила с 1913 по 1929 годы. Здесь 7 февраля 2010 года был открыт Дом-музей А.Л. Чижевского — отдел ГМИК им. К.Э. Циолковского. История возникновения музея долгая и непростая.
В 1968 году на открытии после реставрации и реэкспозиции Дома-музея К.Э. Циолковского вдова Чижевского Н.В. Чижевская-Энгельгардт подарила коллективу музея письма Константина Эдуардовича из переписки Циолковского с Чижевским. Узнав, что сохранился дом Чижевских, она предложила сделать там музей.

Вокруг этой идеи объединились учёные, космонавты, люди, интересующиеся научным и художественно-поэтическим творчеством Чижевского. Помощь сотрудникам ГМИК им. К.Э. Циолковского в создании музея оказали академики Д.С. Лихачёв, А.Л. Яншин, О.Г. Газенко, В.П. Казначеев, космонавты Б.Б. Егоров, П.Р. Попович, Ю.В. Малышев, В.В. Поляков.

Для создания научной экспозиции сотрудники работали в архивах, собирали документы и вещи, принадлежавшие учёному. Титанический труд многих людей увенчался открытием Дома-музея А.Л. Чижевского. В настоящее время здесь происходит не только сбор, хранение и экспонирование подлинников, но и изучаются труды учёного, ведётся исследовательская работа по его биографии, аккумулируется информация по развитию и воплощению идей.

У сотрудников музея налажены контакты с научными учреждениями: ИКИ РАН (Москва), МГУ им. Ломоносова, РГГМУ (С.-Петербург), Крымский университет им. В.И. Вернадского, ИЗМИРАН (Троицк), Институт биофизики (Пущино), Государственный университет Кыргызстана (Бишкек), Мордовский государственный университет (Саранск).

В музее проводится Международная научно-практическая конференция, посвящённая сохранению творческого наследия и развитию идей А.Л. Чижевского. Конференция — это площадка для информирования о проводимых экспериментах, сделанных открытиях, обмена мнениями учёных, инженеров, разработчиков ионизаторов, писателей, педагогов и музейных сотрудников.

С докладами на конференции выступали научный руководитель ИКИ РАН академик Л.М. Зелёный, доктор физико-математических наук Б.М. Владимирский (Крымский университет), доктор медицинских наук Ю.И. Гурфинкель (МГУ им. Ломоносова), доктор философских наук, кандидат физико-математических наук В.Г. Буданов (Институт философии РАН), заведующий лабораторией ИМБП РАН, доктор технических наук В.В. Цетлин, доктор философских наук, профессор Э.В. Баркова (РЭУ им. Г.В. Плеханова) и другие учёные.

Для популяризации наследия Чижевского сотрудники музея выступают с докладами на научных конференциях и чтениях. Важным направлением является и педагогическая работа, сотрудники музея занимаются научно-просветительной деятельностью среди молодёжи. Музей принимает участие в детско-юношеских научных конференциях, турнирах и форумах космической направленности.

Популяризации научного, художественного и поэтического наследия Чижевского способствуют издание воспоминаний, стихов, альбомов репродукций картин учёного, составленных сотрудниками музея Чижевского и опубликованных ГМИК им. К.Э. Циолковского.

Писатель и культуролог Валерий Байдин (Франция) назвал музей постпредством Чижевского, обладающим мощным интеллектуальным потенциалом и являющимся главным популяризатором наследия учёного.


Л.С. Назаров, Т.В. Столбова
Единство законов развития сложных систем (биологических, технических, социальных), их взаимоперенос и применение «генного» анализа «фенотипов» горнодобывающей техники

В работах по исследованию законов сложных систем заметна тенденция к взаимному междисциплинарному переносу и масштабный (или уровневый) подход [1,–3].
Так, деление В.М. Петровым [3] законов развития технических систем на законы организации (воздействием извне) и эволюции (внутренние процессы) поддерживает работа В.М. Лымаренко, применяющего законы термодинамики для анализа развития социально-экономических систем и указывающего, что «энтропия системы может уменьшаться только за счёт привнесения в систему отрицательной энтропии из внешней среды» [2].

Вывод — для организации, существования и функционирования технических или социальных систем (далее — ТС/СС) любого уровня требуются внешние ресурсы (природные, финансовые, управленческие), более того, «развитие системы необходимо даже в условиях стабильного окружения» [2].

В стабильных условиях или даже в полной изоляции потребуется внутреннее саморазвитие ТС/СС: примеры — самосовершенствование отшельников или их гибель, страна в изоляции интенсивно развивается либо исчезает, «открытая» страна встраивается в надсистему и начинает выполнять определённые надсистемой функции (роль «винтика» в общем механизме).

Все законы сложных систем формулируются с целью управления (ТС/СС), а знания о том, как управлять, относятся к технологическим или к области техники в широком понимании.
Примеры применения аналогий биологических законов для ТС/СС: правило викариата (Д. Джордан), закон корреляции частей организма или соотношения органов (Ж. Кювье), закон экологической корреляции и другие сведены в таблицу.

Примеры универсальности аксиом биологии.
Весь процесс развития состоит из двух операций: копирования генотипа и постройки собственно организма (фенотипа) [1]. В технике конструкторская документация или технологические знания выполняют роль генотипа в создании собственно (фенотипов) или технических устройств (далее ТУ).
Ошибки генетических программ (мутации) ведут к «браку», иногда случайным образом обладающему полезными (приспособительными) свойствами, и тогда встраиваются в генотип следующих поколений. Третья аксиома биологии (или первая Ч. Дарвина) [1].

«Генный» подход к горной технике. Если за «ген» условно принять простейшие механизмы (идея из замечания Ю.В. Кузьмина, ИИЕТ), тогда ген-винт, ген-блок, ген-рычаг, ген-клин и т.д. либо присутствуют, либо их нет в конкретном ТУ, они работают или не работают в данном ТУ.

Генотип — совокупность наследственных факторов организма. Эти факторы определяют образование фенотипа, т. е. совокупности всех доступных непосредственному анализу или наблюдению особенностей индивидуума. Непосредственно судить о генотипе не представляется возможным, и определяют его лишь по тому, как он осуществляется в фенотипе. [1].

«Генотип» скалывания — породоразрушаюший элемент должен иметь «клин» в виде зуба, клыка. Ряд «фенотипов»: каменный топор, кайло, зуб врубовой машины.
«Генотип» разрезания — наличие «клина-резца» (долотообразной режущей кромки). Предметный ряд: от плоского клюва кирки до плоских резцов ковша экскаватора.
«Генотип» соединения (интеграции) частей — наличие крепёжных отверстий, клёпки, сварки.
«Генотип» изъятия, выемки породы — наличие ёмкости, «ковша». Предметный ряд: совковая лопата — бадья — ковшовый экскаватор — скипы — багерные ковши.

Вывод. Взаимный перенос законов развития биосоциальных и технических систем обладает большими перспективами, а музейные собрания предоставляют вещественные источники (артефакты) для их выявления и прослеживания в историческом времени.

Литература

  1. Кузьменко В. Я., Кузьменко В.В. Введение в биологию: учеб. пособие. Витебск, 2003. 119 с.
  2. Лымаренко В.М. Самоорганизация и развитие социально-экономических систем (на правах рукописи) [Электронный ресурс]. URL: https://www.miep.edu.ru/upload/science/limarenko_work_07.pdf (дата обращения: 22.09.2021).
  3. Петров В.М. Система законов развития техники [Электронный ресурс]. URL: https://www.trizland.ru/trizba/pdf-books/zrts-02-system.pdf (дата обращения: 22.09.2021).

М.А. Полищук
Теория техноэволюции и музейная практика

В фондах Государственного центрального музея современной истории России (ГЦМСИР) есть такие музейные предметы, изучению которых помогает теория техноэволюции. До 1998 года ГЦМСИР был Центральным музеем революции (ЦМР). В его фондах собрались и предметы истории техники, в основном те, которые были подарены или принадлежали государственным деятелям СССР: И.В. Сталину, М.И. Калинину, С. Орджоникидзе.

И.В. Сталину был подарен афоноскоп изобретателя Андреева. Поступил в музей в 1946 году из секретариата И.В. Сталина. Изготовлен, вероятно, в 1935–1936 годах. В результате изучения этого экспоната выяснилось, что он является представителем линии оптико-механических аппаратов алоскоп — алфоноскоп — афоноскоп. Не исключено, что техническому сообществу аппарат афоноскоп неизвестен.

М.И. Калинину с 1940-го года принадлежал аппарат ГБ-6А с рулонами «говорящей бумаги». Рулоны содержат шесть звуковых дорожек. В других музеях есть аппараты «говорящая бумага» ГБ-8, ГБ-8А, а также рулоны «говорящей бумаги» с восемью звуковыми дорожками. О существовании и местонахождении аппаратов с меньшим, чем восемь, количеством звуковых дорожек, музейному сообществу может быть не известно.

В фонофонде также имеется комплекс звуковых открыток. Звуковая открытка представляет собой тиражную полиграфическую продукцию в виде «открытого письма» и несёт как изобразительное, так и звуковое содержание. Вначале мультимедийность обеспечивалась с помощью композитного материала: на картон наносилось художественное изображение, а на ламинирующий его материал, подходящий для грамзаписи (ПВХ-плёнка) — звуковое содержание; вторая сторона не ламинировалась для возможности записи адреса, текста. К концу XX века технология или упростилась (на картонную открытку гибкая минигрампластинка прикреплялась степлером), или усложнилась (ламинировались обе стороны). В самом конце XX века был освоен выпуск складных открыток с миниатюрным электронным устройством — при раскрывании такой открытки проигрывалась мелодия.

От звукового письма звуковую открытку отличает как форма (прямоугольная, реже квадратная), так и тиражность звукового содержания, вне зависимости от того, речевое оно или музыкальное. Несмотря на то что звуковая открытка — тиражная продукция, её тираж был несравнимо меньше тиража обычной полиграфической открытки. Тем не менее это интересное явление культуры XX века.

Сравнительно небольшое количество звуковых открыток в коллекции ГЦМСИР и отсутствие данных для атрибуции вновь поступающих в музей звуковых открыток не позволяет судить об эволюции звуковой открытки в XX веке. Но можно говорить об эволюции самой открытки: при появлении технической возможности фиксации нового вида информации, она включила её в свою форму.

Будучи изобретённой в середине XIX века, форма открытого письма, которую можно назвать традиционной, оказалась очень живучей и в XX, и в XXI веке. Несмотря на появление новых средств коммуникации, таких как интернет, интернет-открытки не исключили существование открыток традиционной формы.

Теория техноэволюции не оставляет сомнения, что традиционные открытки включат в себя и возможности интернета: через QR или другой вид кода к открытке сможет подключаться мультимедийное, в том числе и звуковое, содержание.

Теория техноэволюции поможет искать в технических, краеведческих, частных музеях и у индивидуальных владельцев предметы техники, возможность нахождения которых предсказывается логикой этой теории.


И.В. Полянская, А.А. Райхер
Новый цифровой ресурс для исследователей истории науки и технологий: коллекция изданий научно-технических обществ России из собрания Политехнического музея

Коллекция изданий научных и технических обществ второй половины XIX – начала XX веков из собрания Политехнического музея имеет особое историческое, научное и культурное значение, так как является сохранившимся свидетельством развития российской науки и промышленности, памятником истории научной и технической мысли этого периода.

Вторая половина XIX и начало XX веков — время технического переворота в экономике Российской империи и бурного развития всех отраслей науки, промышленности, энергетики, горного дела, железнодорожного и водного транспорта. Большую роль в этом процессе сыграли научные и технические общества, которые организовывали научно-технические исследования в промышленности, содействовали развитию профессионально-технического образования, пропагандировали научные идеи и распространяли технические знания среди широких масс населения. Общества публиковали множество изданий, где освещалась внутренняя жизнь и научная работа обществ, размещались отчёты о научных исследованиях и экспедициях, материалы конгрессов и выставок.

После революции 1917 года деятельность обществ не поощрялась государством, а к 1930-м годам большинство ранее существовавших обществ упразднили. Именно в это время фонды Политехнической библиотеки значительно пополнились поступлениями из многочисленных расформированных и национализированных библиотек научных обществ. Коллекция изданий научно-технических обществ стала одной из фондообразующих для Политехнической библиотеки, но из-за особенностей системы расстановки фондов эта коллекция физически не выделена.

В рамках проекта «Электронная библиотека „Научные и технические общества России второй половины XIX — начала XX века“» осуществляется библиографическая реконструкция коллекции из 6500 изданий российских научных и технических обществ. Издания хранятся как в основном фонде библиотеки, так и в редком. Полнотекстовые версии 2800 книг и 3700 журналов будут размещены на специально созданном цифровом ресурсе.

Создание электронной библиотеки сделает эту часть фонда доступной не только читателям библиотеки в Москве, но и во всех регионах нашей страны и за её пределами. Ценные исторические документы будут востребованы самой широкой аудиторией, интересующейся историей нашей страны — это школьные учителя, преподаватели и студенты вузов, участники ныне существующих и вновь формирующихся научных и технических обществ.
Особое значение новый цифровой ресурс имеет для исследователей в области истории науки и техники: качественно новые возможности работы с фондами Политехнической библиотеки позволят расширить источниковедческую базу для исторических исследований периода промышленной революции XIX века.


И.Н. Селиверстова, М.В. Вильямс
Законы развития науки и техники и их отражение научно-техническими музеями. В.Р. Вильямс — создатель экспозиции

Академик Василий Робертович Вильямс — учёный-почвовед, луговод, известный не только в нашей стране, но и за рубежом. Родился 27 сентября (9 октября) 1863 года.

Ещё в школьные годы он начинает интересоваться изучением естественно-научных дисциплин. После окончания реального училища Карла Мазинга (ныне школа № 57), поступает в Петровскую земледельческую и лесную академию (в настоящее время РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева). Всю работу Василий Робертович выполняет с особым прилежанием и усердием. На 3-м курсе начинается обучение на опытных полях, и эта работа полностью увлекает его. Энтузиазм молодого человека отмечает его педагог А.А. Фадеев, которому нужен помощник. И Вильямса назначают ассистентом кафедры земледелия.

После окончания университета Вильямса как лучшего ученика направляют для продолжения обучения во Францию и Германию. В то время для продолжения научной деятельности такая стажировка была обязательной. По возвращении Василий Робертович защищает диссертацию и с 1894 года возглавляет кафедру земледелия.

Со всей ответственностью Василий Робертович подходит к чтению лекций. Для постановки голоса он берёт уроки академического вокала. Для наглядности лекций использует разные образцы почв, минералов, листы гербария, «волшебный фонарь».

С каждым годом коллекции почвенных монолитов растут и пополняются. Весной студенты и преподаватели выезжают в экспедиции. Осенью привозят новые образцы. Проводятся исследования, пишутся отчёты, составляются каталоги.

В 1934 году, в ознаменование 50-летней трудовой деятельности В.Р. Вильямса выходит постановление «Об организации музея почвоведения и агротехники». До этого момента все коллекции были лишь наглядным пособием к читаемому им курсу земледелия.

Вскоре становится понятно, что коллекции уже не помещаются в аудиториях, а количество посетителей с каждым годом растёт. И в 1938 году выходит второе постановления СНК СССР «О строительстве здания для музея».

Вместе с архитектором М.И. Осиповым начинается проектирование будущего музея. С особой тщательностью Вильямс разрабатывает план экспозиции, которая строится по зональному почвенно-географическому принципу. Каждый стенд отражает особенности почвообразования отдельных типов почв и основные факторы, участвующие в почвообразовании.

Особое внимание уделяется и относительным мелочам. Вильямс старается учитывать буквально всё. Так, например, он писал: «Стены и колонны должны быть цвета слоновой кости, а мебель выполнена из мелкослойной сосны, потому что именно такое сочетание будет смотреться красиво, благородно, подчёркивать красоту экспоната, но при этом не будет отвлекать от его просмотра».

Помимо научной деятельности, Василий Робертович имел богатый опыт музейной работы. Он проработал в Политехническом музее 25 лет, организовав и возглавив там Сельскохозяйственный отдел.

Василий Робертович оставил после себя не только прекрасную экспозицию, но и обширные каталоги, которые поражают своей детальностью и тщательностью составления.

Считается, что через 35 лет любая экспозиция устаревает и её необходимо полностью модернизировать. Однако разработанная Вильямсом почти век назад экспозиция не только не устарела, но и поражает простотой, лаконичностью и одновременно полнотой передаваемой информации.


М.Э. Смолевицкая
Роль выставки «За социалистический учёт» в сохранении истории счётной техники и формировании коллекций Политехнического музея

В 1926 году, в связи с широко развёрнутым после революции 1917 года строительством социализма и развитием механизации управленческого труда в учреждениях и на предприятиях, по решению Совета народных комиссаров СССР при НК РКИ СССР был организован Государственный институт техники управления. При институте техники управления имелись издательство «Техника управления» и постоянно действовавшая выставка отечественных и зарубежных машин, аппаратов и других средств оргтехники.

В статье рассмотрена роль выставки «За социалистический учёт» в развитии счётного дела в СССР на начальном этапе строительства социализма. Материалы выставки «За социалистический учёт» демонстрировали технику механизации труда счётных работников, опыт использования счётных машин в разных отраслях народного хозяйства. Выставка располагала единственной в стране и весьма полной коллекций вычислительных средств отечественного и зарубежного производства. Бо́льшая часть из них демонстрировалась в действии. На выставке были представлены следующие разделы: вычислительные машины (арифмометры); суммирующие машины; фактурные и бухгалтерские машины; счётно-аналитические машины (счётные автоматы); основные принципы конструкций счётных машин; организация машинно-счётных станций; государственная статистика СССР; счётчики первичного учета; мерная тара; счётные таблицы, логарифмические линейки, номограммы.

В период с 1926 по 1952 год выставка «За социалистический учёт» была единственным в СССР учреждением, выполнявшим пропагандистские и научные задачи в деле рационализации управления. Она имела исключительное значение для зарождения и развития отечественного счётного машиностроения.

Эта выставка должна была не только удовлетворять целям пропаганды, но и была настоящей лабораторией, где сосредотачивались образцы и модели, необходимые для разработки соответствующих вопросов. На выставке организовывались занятия по машинам для рационализаторов, желающих повысить свою квалификацию, устраивались периодические лекции и доклады для посетителей с демонстрацией кинофильмов, диапозитивов, иллюстративных материалов. После временного перерыва, вызванного Великой Отечественной войной, выставка была восстановлена в 1949 году, но к этому времени бо́льшая часть экспонатов стала терять свою актуальность, и по постановлению Совета министров СССР в 1952 году выставка была включена в структуру Политехнического музея в качестве постоянного отдела механизации учёта и вычислительных работ.

Экспонаты выставки в количестве 600 единиц хранения были переданы в Политехнический музей, что принципиально расширило основы коллекций музея по данной теме. Часть сотрудников выставки перешла на работу в музей, что позволило организовать новый отдел «Механизации учёта и вычислительных работ (счётно-вычислительная техника)». Большинство экспонатов этой выставки в дальнейшем использовались в экспозициях и выставках не только Политехнического музея, получили статус памятников науки и техники. Некоторые из них ещё требуют дополнительного изучения. В целом экспонаты выставки «За социалистический учёт» и на сегодняшний день являются неисчерпаемым источником информации по истории вычислительной техники для исследователей и посетителей музея.


Е.М. Стрелков
Экспозиция «Созерцатели Солнца» как пример осмысления научного и социального феномена: Нижегородского кружка любителей физики и астрономии

В 1888 году в Нижнем Новгороде было создано первое в стране добровольное научное общество — Нижегородский кружок любителей физики и астрономии. Поводом для создания явилось успешное наблюдение в соседнем с Нижним Новгородом городе Юрьевце полного солнечного затмения 7 августа 1887 года группой нижегородцев, включавшей самые разные персоны — от дворянского предводителя до гимназического учителя, от знаменитого писателя до владельца завода и от известного фотографа до заслуженного конструктора паровых машин.

Всех этих людей объединяла любовь к естествознанию вообще и к астрономии в частности. Нижегородский кружок стал активно сотрудничать с известными астрономами (Бредихиным, Струве, Белопольским), организовывать экспедиции и популярные лекции, публиковать познавательные брошюры (в том числе одним из первых опубликовал работы Циолковского о ракетных полётах).

К моменту создания в Нижнем Новгороде университета кружок стал кадровой базой для его будущих преподавателей, а впоследствии, вплоть до настоящего времени, и неким центром общения и взаимодействия как для учёных и популяризаторов, так и для самой широкой публики.

Сохранившая уникальная коллекция инструментов кружка (телескопы, теодолиты) и его библиотека стала основой новой музейной экспозиции «Созерцатели Солнца». Причём экспозиция включает не только инструменты и документы, но и этнографическую коллекцию предметов с солярными знаками, а также произведения современных художников на темы Солнца, астрономии и истории естественных наук.

В экспозиции предпринята попытка демонстрации развития науки через появление нового инструментария и через факт превращения Солнца из объекта наблюдения в объект лабораторного эксперимента. С первым связано появление и развитие радиоастрономии (где есть своя яркая горьковско-нижегородская страница), со вторым — попытка осуществления термоядерной реакции на Земле — в начале в формате водородного взрыва, а потом в виде системы управляемого термоядерного синтеза.

Не менее показателен и заключительный фрагмент экспозиции с радиотермометром радиоастронома Троицкого — прибором, аппаратно основанным на технологиях регистрации космических радиоисточников, но использовавшимся для определения радиометодами температуры глубинных тканей человеческого тела.

В целом экспозиция постоянно меняет масштаб и ракурс описания, переводя внимание зрителя с отдельных персонажей на научные коллективы или с конкретных измерительных методик и инструментов на мировоззренческие обобщения. Развитие наблюдательной астрономии становится очевидно связанным с общественными ожиданиями, с теоретической физикой, с фигурами научных лидеров, с художественными практиками, дополняющими научный подход. Такая широта диапазона позволяет формировать совершенно разные режимы осмотра экспозиции, превращая её в некий интеллектуально-эмоциональный трансформер, с разных сторон и для зрителей разной подготовки описывающий целый комплекс событий и фактов вокруг такого замечательного научно-просветительского и социального феномена, каким был и продолжает оставаться Нижегородский кружок любителей физики и астрономии.


П.И. Черноусов
Коллекции научно-технических музеев в современных просветительских и музейно-образовательных комплексах

Горно-металлургические школы стали одними из первых специальных технических заведений. Они получили широкое распространение в середине XVIII века. С самого начала функционирования горно-металлургических школ в них в качестве основных учебных пособий стали использоваться макеты горных машин и металлургических агрегатов. В начале XIX века получили распространение специализированные макетные мастерские, которые изготавливали как «типовые» макеты горно-металлургической техники, так и макеты уникальных агрегатов. Макеты уникальных агрегатов создавались по заказу конкретных предприятий и предназначались для обучения технического персонала заводов и фабрик непосредственно на рабочих местах. Даже после введения в учебный процесс металлургических вузов дисциплин инженерной графики макеты не утратили своего важнейшего образовательного значения.

После распространения в середине ХХ века учебных кинофильмов (в том числе с использованием элементов анимации) макеты горно-металлургической техники стали передаваться в разнообразные музеи: вузовские, заводские, корпоративные, технические, а затем — в музеи объектов индустриального наследия. В настоящее время коллекциями макетов горно-металлургической техники обладают и активно используют их в экспозициях как крупные технические музеи и индустриальные заповедники, так и небольшие музеи регионов, развивающих индустриальный туризм.

С развитием мультимедийных технологий коллекции макетов горно-металлургических объектов приобретают особое значение как в качестве музейных экспонатов, так и в качестве объектов анимации для проектов дистанционного обучения и просвещения.
Особо следует отметить ожидаемое в ближайшие годы появление в металлургических регионах Российской Федерации просветительских и музейно-образовательных комплексов: Музейный комплекс «Центр промышленного прогресса» (Выкса), Музейно-образовательный комплекс «Вселенная металла» проекта «Притяжение» (Магнитогорск), Международный музей истории металлургии и горнозаводского дела на базе музея-заповедника Горнозаводской Урал (Нижний Тагил). Научные концепции проектируемых комплексов предусматривают презентацию горного дела и металлургии в качестве драйверов развития цивилизации. Инновационные мультимедийные просветительские разработки на базе музейных коллекций макетов горно-металлургической техники могут сыграть ключевую роль в культурно-просветительской миссии новых музейных институтов.


В.В. Шаров
Изучение и демонстрация опыта отечественного тракторостроения в Музее памяти Лопасненского края

Проведён анализ серийного производства колёсных и гусеничных сельскохозяйственных тракторов в ХХ веке. По литературным источникам, хранящимся в фондах музея, велись поисковые работы с целью выявления основных технических характеристик серийных тракторов ХХ века — для дальнейшей математической обработки и установления закономерностей изменения характерных показателей сельскохозяйственных тракторов, а также для понимания современного состояния и тенденций развития конструкции тракторной техники. Предметом исследований стали технические параметры серийных тракторов: энергонасыщенность, диапазон рабочих скоростей, максимальная скорость, количество передач. Исследования проводилась по общепринятой методологии на основании принципа трёхуровневого технико-исторического исследования: фактологического, интерпретационного и теоретического. Осуществлялись выявление, хронологическая систематизация и анализ исторических материалов по тракторам. Обработанные данные представлены в виде графиков, показывающих изменения параметров трактора в течение ХХ века. Полученные зависимости устанавливают некоторые закономерности развития конструкции сельскохозяйственных тракторов, на основании чего сформулированы предварительные законы в историческом развитии сельскохозяйственной тракторной техники.

Установлено, что на отечественных предприятиях с 1915 по 2000 годы выпускалось 126 моделей сельскохозяйственных тракторов. Энергонасыщенность колёсных тракторов в этот период выросла более чем в 3 раза, гусеничных — в 2,42 раза. Средний диапазон скоростей увеличился у колёсных тракторов в 8 раз, у гусеничных — в 2,84 раза. Средняя максимальная скорость у колёсных тракторов возросла в 6 раз, у гусеничных — в 3,34 раза. Среднее количество передач вперёд у колёсных тракторов увеличилось в 8 раз, у гусеничных — в 9 раз.

На основании проведённых исследований оформлены стенды с изображением графиков, устанавливающих закономерности изменения основных параметров тракторов и их прогнозные показатели в будущем. Подготовлена презентация по истории создания отечественной сельскохозяйственной тракторной техники.


Л.Б. Янушанец
Жидкостные ракетные двигатели и их создатели

В середине 50-х годов прошлого века на недосягаемой для отечественных истребителей высоте над территорией нашей страны летали американские самолёты, со стороны ФРГ и Швеции запускались беспилотные аэростаты-разведчики. Поэтому правительством был принят ряд решений по разработке и созданию противовоздушной и противоракетной обороны. 1 мая 1960 года недалеко от Свердловска зенитной ракетой комплекса С-75 был сбит американский самолёт-разведчик Локхид U-2, причем сбит «аккуратно»: пилот Гарри Пауэрс остался жив и приземлился на парашюте.

Жидкостный ракетный двигатель С2.711, используемый в ракете комплекса С-75, был разработан в Подмосковье. Серийное производство в 1956 году было организовано в Ленинграде на заводе № 466 (позже «Красный Октябрь»). Для проведения испытаний двигателя в Зеленогорске (пригород Ленинграда) была построена испытательная станция. Это место выбрали потому, что там уже находилось хранилище для компонентов ракетного топлива, проложена железнодорожная ветка и линия электропередач, построено несколько производственных зданий. Оставалось построить и ввести в действие испытательный корпус со стендами и системой нейтрализации вредных выбросов. Вопрос, насколько допустимо было расположение в курортной зоне станции, работающей на токсичных компонентах топлива (окислитель — азотная кислота, горючее — смесь углеводородов, так называемая «тонка»), тогда не обсуждался. Холодная война вынуждала создать на севере в 50–70 км от города линию его защиты.
В 1958 году на ещё не достроенной станции начались испытания ракетных двигателей.

Двигатель С2.711 для ракеты системы С-75. Маршевый с тягой 2500 кг, однорежимный, однократного использования в температурном диапазоне от −50 °С до +50 °С, массой 45 кг. Время работы составляло 45 сек. Конструкция двигателя была очень современна для того времени, за период его эксплуатации (40 лет) двигатель проходил всего лишь одну модификацию (С2.720), в то время как ракета имела более 10 вариантов. Характеристики двигателя позволили иметь дальность поражения цели до 43 км, высоту поражения 25 км (при сверхзвуковых скоростях цели более 1000 м/сек). Ракета с этими характеристиками стала уникальным зенитным снарядом. Во время Американо-Вьетнамской войны этими ракетами было сбито 1293 американских самолётов, в том числе 60 бомбардировщиков Б-52. Был сбит и истребитель Джона Маккейна, позже сенатора США от республиканской партии.

Когда потребовался новый более мощный двигатель, завод и его испытательная станция стали осваивать двигатель 5Д12, разработанный Ленинградским ОКБ-466 главного конструктора А.С. Мевиуса. Двигатель предназначался для зенитной ракеты комплекса С-200. Это был маршевый 10-тонный ЖРД, однократного использования, с турбонасосной подачей топлива, многопрограммный и многорежимный. В двигателе были использованы многие новейшие достижения того времени. Давление в камере сгорания было поднято до 65 атмосфер, разные варианты рабочих программ позволили ракетчикам успешно его использовать и по сверхзвуковым высотным, и по низколетящим целям. Двигатель имел малую массу (135 кг), высокую экономичность (удельный импульс составлял 239 кГ), в нём было применено около десятка изобретений конструкторов ОКБ-466. В 1962 году были проведены государственные испытания и двигатель был передан в серийное производство. А в 1967 году этот же модернизированный двигатель (индекс 5Д67) в составе ракеты 5В28 был принят на вооружение Советской армии (мобильный зенитный ракетный комплекс С-200).
С 1963 года на Зеленогорской станции проводились почти все испытания двигателей 5Д12 и 5Д67 (государственные, контрольно-выборочные, специальные периодические и т.д.). Всего было проведено более 1500 пусков.

Комплексы С-75, С-200 можно увидеть в больших профильных музеях. С двигателями познакомиться в живую тоже можно — например, постараться попасть в музей предприятия, где они производились. Про тех же, кто конструировал, собирал и испытывал эту уникальную технику, известно до обидного мало. А ведь то, что было сделано для защиты страны, без преувеличений — подвиг.

Вопрос о создании в Петербурге музея науки и техники (точнее, о воссоздании — музей Прикладных знаний появился в 1870 году) принципиально решен. Экспонатов — уникальных образцов инженерной мысли — море. Есть надежда, что в музее будет рассказываться и о тех, кто создавал эту чудо-технику. Небольшая пока команда «Содружество сохранения индустриального наследия» собирает материалы для экспозиций, готовит к изданию рукопись В.Х. Декстера «Ленинградские моторы».

Вернуться к списку секций