История одной фотографии

Инна Гусалова
1080
0

Автор: М.Э. Смолевицкая
Старший научный сотрудник Политехнического музея

СТРАНИЦЫ ИCТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИНФОРМАТИКИ, ОТКРЫТЫЕ БЛАГОДАРЯ ОДНОЙ ЗНАМЕНИТОЙ ФОТОГРАФИИ

О первой поездке в США делегации советских пионеров компьютеростроения в апреле 1959 года

Фотография, о которой пойдет речь, известна очень многим специалистам по вычислительной технике в нашей стране. На ней сфотографированы наши знаменитые академики С.А. Лебедев, В.М. Глушков и другие ученые, стоявшие у истоков создания этой отрасли в СССР. Эта фотография выставлена в постоянной экспозиции нашего отдела среди других фотографий из семейного альбома Сергея Алексеевича Лебедева. Беседуя со многими учеными старшего поколения, я окончательно убедилась, что на ней запечатлен один из моментов посещения первой делегации советских специалистов фирмы International Buisness Machines во время поездки в США в апреле 1959 года. Из множества других фотографий, сделанных во время первого такого представительного визита русских компьютерщиков в Америку, именно эта публикуется наиболее часто. Но иногда в литературе под ней можно увидеть подпись, которая вовсе не соответствует истине. В историю вкралась маленькая неточность, которую захотелось исправить и узнать подробнее обо всех, кто запечатлен на этой фотографии. Документальными свидетельствами того, что эта фотография сделана именно на фирме IBM, служит ряд материалов зарубежной печати апреля, мая 1959 года. В частности она напечатана на обложке американского журнала Communications of the ACM (V. 2 / N.11 / November, 1959), в котором приведен достаточно подробный отчет по этой поездке.

Первые усилия осуществить обмен делегациями ведущих специалистов СССР и США в области вычислительных машин были предприняты в 1957 году. Однако попытка американских ученых пригласить своих советских коллег принять участие в работе Восточной Объединенной Компьютерной Конференции в декабре 1957 г., а затем нанести ответный визит окончилась безрезультатно. Тем не менее американцы не опустили руки и с помощью Государственного Департамента США, подготовившего список мест, которые американцы могли пожелать увидеть в России, написали письмо в Академию наук СССР с предложением об обмене делегациями. Письмо посылалось дважды, но ответ не был получен. В августе 1958 г. Мичиганский университет, также стремившийся к подобным контактам, добился успеха: четверо советских ученых участвовало в работе Ежегодной Летней Конференции по Цифровым Вычислительным Машинам, прочитав ряд лекций в этом университете и побывав в других университетах и на других предприятиях. В октябре 1958 года американские специалисты посетили с ответным визитом ряд вычислительных центров и лабораторий в Советском Союзе, где прочитали лекции о своих компьютерных разработках.

Дальнейший взаимный обмен через океан в течение полугода четырнадцатью телеграммами и четырьмя письмами и масса переговоров внутри обеих стран позволили решить все вопросы и подготовить маршрут поездки русской делегации. О конференции, послужившей поводом для приглашения, как это часто бывает, с течением времени забыли.

19 апреля 1959г. американские коллеги встречали делегацию русских ученых, в составе которой были разработчики самых первых отечественных ЭВМ и самые талантливые математики страны.

Официальной главой делегации был академик Лебедев.

Сергей Алексеевич Лебедев, директор Института точной механики и вычислительной техники. В то время академик Лебедев был занят усовершенствованием МЭСМ (Малой электронной счетной машины) в Киеве и разработкой и конструированием более мощной советской вычислительной машины БЭСМ (Большой электронной счетной машины).

Виктор Михайлович Глушков, в то время уже бывший член-корреспондентом Академии наук УССР, директором ВЦ в Киеве и профессором Киевского университета. Его интересы лежали тогда в области обучением с помощью машин и синтеза компьютерных сетей.

Юрий Яковлевич Базилевский, инженер и член Комитета по радиоэлектронике. Базилевский руководил проектом по разработке ЭЦВМ «Стрела I» и «Стрела III» и успешно работал над созданием машины «Урал». Его интересы были очень широкими: от проектирования вычислительных машин и синтеза автоматов до технологий, используемых при их производстве.

Сергей Никитович Мергелян, член Академии наук Армянской ССР и член-корреспондент АН СССР, математик, интересы которого лежали в области теории функций. С.Н. Мергелян был также директором Института электронных вычислительных машин в Ереване. Три новых ЭВМ разрабатывались у него в институте: «Ереван» и «Арагац», которая была на электронных лампах, а также «Раздан», которая должна была быть первой советской машиной полностью реализованной на транзисторах.

Виктор Семенович Петров, директор Московского завода счетно-аналитических машин. Большинство машин, которые производились на заводе под руководством В.С. Петрова, были аналоговыми, но также создавались и электронные вычислительные машины. Американцы отметили, что от него можно было получить очень мало информации о его заводе.

Владимир Степанович Полин, начальник Конструкторского бюро промышленной автоматики (КПБА, Минрадиопром), где создавалась, в основном, специализированная вычислительная техника. В тот период его КБ тесно сотрудничало с институтом С.А. Лебедева, и поэтому для американской стороны он был представлен как инженер ИТМиВТ. Также про В.С. Полина говорилось, что он работает над проектом специальной машины, которая должна была использоваться только для автоматического перевода. Действительно, в это время в КПБА создавалась первая в стране ламповая ЭВМ для информационно-логической обработки текстов.

В кадр, к сожалению, по неизвестной причине не попал В.А. Диткин.

Доктор Виталий Арсеньевич Диткин, в 1959 г. был заместителем по научной работе директора ВЦ АН СССР и возглавлял в нем отдел математических таблиц и номограмм, а также являлся главным редактором журнала «Вычислительная математика».

На фирме IBM советскую делегацию встречала внушительная группа из 9 человек, представлявшая основные направления деятельности фирмы. Первым в программе значилось знакомство с вычислительной машиной 705 модели, где и была сделана знаменитая фотография.

После осмотра ЭВМ 705 делегации была продемонстрирована сборка матриц магнитных сердечников. Возникло много вопросов по способу сборки. В СССР в те годы в Лаборатории Л.И. Гутенмахера в ИТМиВТ тоже создавались запоминающие устройства на ферритах. Также гостей заинтересовала машина по монтажу компонент печатных плат с программным управлением, которая в это время работала. Были показаны конвейерные линии по сборке ЭВМ 704 и 705, включая и ЭВМ 7090. В конференц-зале обе стороны обсудили ряд вопросов. Чаще всего задавались вопросы по надежности ЭВМ, по лентопротяжным механизмам и наиболее надежным способам записи информации на магнитную ленту. Обсуждались вопросы по магнитным пленкам и способам осаждения магнитных материалов на пленку. В Вычислительном центре, где проходила испытания ЭВМ 704, демонстрировалась экспериментальная обучающаяся программа по игре в шашки, и профессор В.А. Диткин играл против машины. После ряда ходов машина проиграла специалисту по вычислительной математике. Делегация посетила Научно-исследовательскую лабораторию полупроводников. Обмен мнениями был связан как с деталями производства, так и с исследованиями, проводимыми в областях новых видов памяти, исследованиями транзисторов, включая некоторые данные по соединению самых последних видов сплавных переходов и смещений и транзисторов с диффузной базой. С другой стороны члены делегации отвечали на вопросы сотрудников фирмы IBM, большинство из которых были связаны с работой, проводимой в СССР в областях машинного обучения, перевода, а также производства.

В Mассачусетском технологическом институте Клубом Института был организован ланч, на котором к делегации присоединились преподоватали и сотрудники института. Когда делегация обнаружила, что профессор Норберт Винер закрылся в своей лаборатории, они попросили о возможности увидеться с ним. Особенно хотел его увидеть С.Н. Мергелян, который встречал профессора Винера раньше в Индии на одной из конференций. Один из преподавателей института вызвался отыскать профессора Винера. Американский ученый был знаком с работами Мергеляна и очень высоко их оценивал. Хорошее знание английского языка профессором С.Н. Мергеляном позволило им побеседовать об их настоящей работе без переводчика, а беседа была настолько интересной, что тарелка Сергея Никитовича за ланчем осталась не тронутой.

Следующим этапом была ЭВМ ТХ-0, на которой демонстрировалась программа распознавания образов. Эта программа относится к программам самообучающегося типа, причем предполагается, что во время обучения улучшается способность распознавать нарисованное на дисплее со световым пером. Результаты эксперимента были удовлетворительными несмотря на то, что размеры были уменьшены почти до точки, при этом казалось, что машина угадала случайно, какая фигура была нарисована.

Вечером делегация была приглашена домой к одному из специалистов института доктору Франку Верзу. Всем запомнилось интересное высказывание, сделанное одним из участником вечера Виктором Семеновичем Петровым. Он сказал, что, возможно, американцы — это люди, чьи интересы близки русским людям, и они могут говорить о многих вещах, имея больше общего друг с другом, чем с людьми других национальностей.

В Вычислительной лаборатории Гарварда группа осмотрела знаменитые вычислительные машины, ставшие историей ЭВМ Марк I, Марк IV и UNIVAC.

При посещении Пенсильванского университета, где ее приветствовали представители университета, фирмы Burroughs, RCA и ряд других фирм и задавали вопросы русской делегации. Был затронут ряд проблем. Весьма актуальной была в то время проблема перекоса в устройствах, использующих ленту. Широко использовались накопители на магнитных барабанах, обнаружилось, что цены на эти устройства у русских ниже, чем у американцев. Также обсуждались ламповые машины «Ереван» и «Арарат», которые еще не были завершены; и «Раздан» — транзисторная машина, которая разрабатывалась. В них предполагалось использовать ввод и вывод с перфокарт и микромодули. Эти конструкции схожи с узлами ЭВМ фирмы IBM, в которых память, арифметико-логическое устройство и другие крупные узлы были отделены от основной части и могли обмениваться информацией между собой.

В последующие дни делегация посетила Национальное бюро патентов в Нью-Йорке, Бюро фирмы Census, Rabinow Engineering Company, Proving Grounds, Федеральное Авиационное агенство.

Впоследствии большинство членов делегации, особенно В.А. Диткин и С.А. Лебедев часто говорили, что этот вид обмена делегациями очень хороший, и даже если политические лидеры стран могут иметь разные взгляды на какие-то проблемы, то ученые все равно обязательно должны общаться между собой.

Одна из американских газет писала: «Визит русских еще раз доказал, что математика является международным языком».

Все маленькие происшествия и проблемы, возникавшие во время поездки, решались достаточно быстро, и поездка прошла спокойно, так как ее программа была детально продумана до приезда делегации. И самое главное, что, наверное, каждый из членов делегации вынес что-то полезное для своей дальнейшей работы в области вычислительной техники, которую нужно было интенсивно развивать в нашей стране. Теперь же, через 41 год после этой поездки нам, потомкам, остались замечательные идеи, реализованные в отечественных ЭВМ; сами ЭВМ, справившиеся с теми задачами, которые перед ними ставились разработчиками, и одна замечательная фотография, собравшая первопроходцев отечественной вычислительной техники.