Игровая станция МКИ

  • Компьютерные игры убивают наше время или развивают мозг?

    В черные годы Европы, во время расцвета фашистских режимов, Йохан Хёйзинга в числе других неогуманистов – известных философов, культурологов, писателей, таких как Герман Гессе, Хосе Ортега-и-Гассет, Томас Манн, – предпринял попытку найти, исследовать и описать универсальный элемент культуры, способный сохранить в человеке «человеческое», выступить серьезным противовесом варварству и системе ценностей нацизма. Таким элементом Хёйзинга провозгласил игру – универсальное примиряющее пространство, которое предлагает каждому участнику равные шансы на успех и возможность свободного выбора в рамках общих правил, не подлежащих оценке и изменению в процессе игры. В книге «HOMO LUDENS. Опыт определения игрового элемента культуры» (1938) Хёйзинга подчеркнул ценность «настоящей» игры, которая лежит вне добродетели или греха и выступает лишь способом разрядки жизненной энергии, видом отдыха, тренировки перед серьезным делом, упражнением в принятии решений, безобидной реализацией стремления к состязанию, соперничеству и личной инициативе.

  • Компьютерные игры, современное искусство и кино

    Современные художники активно обращаются к материалу компьютерных игр как источнику новых поп-икон, специфических сценариев и структур реальности. В своих работах элементы видеоигр (Space Invaders, Tony Hawk’s Underground и других) используют известные представители new media art – RSG, Йон Томсон и Элисон Крейгхед, Менди и Кит Обэдайк. Игровые хиты привели к появлению цифровых celebrities – таких, как Пак-Ман, космические захватчики, Марио, ёж Соник, боссы World of Warcraft. Так, по Pac-Man’у снят сериал и выпущен музыкальный альбом – Pac-Man Fever. Среди экстремальных автомобилистов распространилось «пакманство» — чреватая авариями езда по белой пунктирной линии, которая с позиции водителя выглядит как поедание Pac-Man’ом белых точек (энерджайзеров). В 2002 году французский художник Ле Жантиль Гарсон «воссоздал» скелет Pac-Man’а из гипса диаметром 30 сантиметров, а затем сделал его улучшенную копию вместе с палеонтологом Франсуа Эскюилие.