Четыре просветителя

410
0

В четверг, 20 ноября состоится объявление лауреатов премии «Просветитель» 2014 г. — авторов лучших научно-популярных книг на русском языке. Финалистами в области естественных и точных наук в этот раз стали четыре книги, о которых мы поговорили с организаторами и членами жюри конкурса. Все они, безусловно, достойны прочтения — но если времени у вас недостаточно, прислушайтесь к мнению авторитетов.

«Кто изобрел современную физику? От маятника Галилея до квантовой гравитации»

Геннадий Горелик

К концу семнадцатого века Галилеевы «законы, установленные Богом для природы», превратились просто в «законы природы» — благодаря Декарту и Ньютону, глубоко религиозным и очень авторитетным людям науки. Для атеиста Цильзеля выражение «закон природы» — это лишь «метафора библейского происхождения», но для религиозных основателей новой науки это было метафорой не более, чем другие описания Бога. Выражение «закон природы» вошло в общий язык верующих и неверующих, а к двадцатому веку забылось и то, что оно существовало не всегда, и его библейское происхождение.

Борис Георгиевич Салтыков, президент Политехнического музея, председатель жюри премии «Просветитель»:

Будучи по образованию физиком, я до сих пор увлекаюсь историей этой науки, а кроме того, стараюсь постоянно следить за тем, что происходит в ней нового. В этом смысле книга Геннадия Горелика позволила удовлетворить обе этих страсти: она рассказывает о физике с самых ранних времен, с Аристотеля и Архимеда, и приходит к самым недавним открытиям, таким, как обнаружение бозона Хиггса.

Но это не просто даты, биографии и формулы — формул в тексте практически не встречается — а настоящие личные истории людей и сделанных ими открытий, описанные в контексте социальной и политической жизни, даже быта. Это история физики сквозь призму индивидуальных судеб. В этом смысле на меня большое впечатление произвела жизнь советского физика Матвея Бронштейна, блестящего, многообещающего теоретика и соратника Ландау, погибшего в молодости во время сталинского террора. Думаю, для людей, которым интересно, как и какими путями человечество дошло до своего современного состояния, это будет весьма полезное чтение.

«Жизнь замечательных жуков»

Сергей Ижевский, Андрей Лобанов, Александр Соснин

Самки откладывают на нижнюю сторону листа оранжевые яички, в кладке по 9–10 штук. За сезон одна самка может отложить их до 450. Через неделю-полторы из них выходят личинки. У лилейной трещалки они красные, у луковой — белые. Личинки настолько же безобразны, насколько хороши их родители. Молодых особей не сразу и заметишь, они чаще устраиваются снизу листа и покрыты слизью из собственных испражнений. Только малюсенькая головка, на которой и расположены «поедающие» лилию органы, выдает личинку. Такую нетривиальную способность маскироваться подметил еще Карл Линней, описавший луковую трещалку и назвавший ее merdigera, что в переводе с латинского означает «носящий в себе навоз» (в некоторых наших определителях используют несколько иное название — «пометоносная»). (Подробнее читайте: «Жизнь замечательного жука»)

Александр Гаврилов, критик, редактор, член оргкомитета премии «Просветитель»:

Что заинтересовало в этой книге меня? Прежде всего, это замечательный системный труд и просто увлекательное чтение, несущее массу интересной досужей информации об окружающем мире. Можно раскрыть ее и вспомнить, как в детстве зачитывался Брэмом — блестящим, но сегодня, увы, устаревшим. Кроме того, это книга в хорошем смысле слова «паганелевская».

Не только потому, что Паганель был натуралист и естествоиспытатель, но и потому, что она была опубликована авторами, минуя издательство. Оно не рискнуло выпустить книгу со столь узкой, специфической темой и возможностью никогда не окупиться. И вот тогда трое замечательных ученых, имена которых значатся на обложке, просто обратились к посетителям одного из энтомологических сайтов — и те помогли! Поэтому, на самом деле, у книги сотня авторов, и все они перечислены в ней так же скрупулезно, как описаны и сами жуки. По-моему, это просто замечательный пример, в котором проявляется подлинный дух науки. Люди занялись чем-то не потому что это модно, не потому что им выделили огромный грант или потребовало государство — а просто потому что им самим это интересно.

«Кто бы мог подумать? Как мозг заставляет нас делать глупости»

Ася Казанцева

По запросу «третий глаз» поисковые системы не предлагают ничего хорошего, сплошную чудовищную эзотерику. А все потому, что надо уметь с ними обращаться. Если то же самое спросить в системе поиска по научным статьям Google Scholar (и на английском языке, конечно), то половина ссылок будет на культурологические исследования верований в третий глаз, зато вторая половина — про париетальный глаз у земноводных, рептилий, рыб и миног. У некоторых из них его можно, если хорошо присмотреться, разглядеть на затылке, у других третий глаз затянут кожей и даже прикрыт сверху костями черепа, но все равно способен улавливать свет. Третий глаз — это часть промежуточного мозга, и нужен он не для зрения, а для тонкой настройки эндокринной системы.

Илья Колмановский, биолог, член жюри премии «Просветитель»:

Таких книг на русском почти нет. С одной стороны, автор транслирует большой массив современных знаний о работе мозга — сегодня это редкость, поскольку опытные «забронзовевшие» ученые мало следят за новой научной литературой, а молодые не берутся ее популяризировать. С другой стороны, материал подается в очень доступной форме, на основе понятных бытовых примеров. Автор не претендует на роль эксперта, он просто является носителем здравого смысла и приглашает читателя вместе разобраться и подумать: что означают те или иные факты биохимии мозга в приложении к конкретным вопросам — как и почему ссорятся любовники или исчезают с тарелки эклеры.

В этом жанре — популярном в мире, но почти несуществующем в нашей стране — существует большой риск скатиться в вульгаризацию, в притягивание идей «за уши», либо в их перевирание. По счастью, Казанцевой удается балансировать: сказываются вкус, образование и, опять же, тот самый здравый смысл. Она посылает читателю и всем следующим за ней авторам ценное сообщение: наука — это важно и просто, это про нас и нашу жизнь, это доступно. Но требует внимательного обращения с источниками.

«Прорыв за край мира»

Борис Штерн

Античная картина мира европиан сводилась к двум полупространствам: воде и тверди внизу. Но с развитием цивилизации стали появляться сомнения. Главную загадку составляло небесное эхо. Когда начинал извергаться вулкан, раздавались громовые удары, и от каждого через некоторое время откуда-то сверху приходило раскатистое эхо. Естественно, древнее объяснение этого явления было непосредственным и самоочевидным: это боги мрака небес вторят богам недр, извергающим гнев. Однако некоторые дотошные индивиды начали задавать вопросы…

Дмитрий Анатольевич Жуков, биолог, лауреат премии «Просветитель» 2013 года, член жюри 2014 г.:

Книга интересно начинается — какова могла бы быть космология жителей Европы (покрытого льдом крупного спутника Юпитера — ред.)? Это напомнило встретившееся мне в одной из книг астронома Иосифа Шкловского рассуждение на тему «Есть ли жизнь на Земле с точки зрения марсиан?» Такой прием крайне полезен для изживания нашего природного антропоцентризма, который очень мешает при изучении, например, поведения животных.

Но текст книги Бориса Штерна, начиная со страницы 69-й, с главы «Уравнения Эйнштейна», стремительно выходит за пределы моего понимания. Я раскрывал ее в нескольких местах около середины — и каждый раз быстро утыкался во фразу, совершенно непонятную ни общим смыслом, ни значениями отдельных терминов. Возможно, книга по-своему замечательна, только в рамках более узкой группы физическо-математической научно-популярной литературы, но не в широкой категории естественных наук.