На дне

448
0

23 января 1953 года Жак Пикар и Дон Уолш на борту батискафа Trieste совершили погружение в глубочайшую точку мирового океана, около 11 км, — на дно Бездны Челленджера. До сих пор здесь побывало меньше людей, чем на Луне, да и вообще существ, способных выживать на такой глубине, найдется не так много. Большинство из них — страшно древние, и все без исключения — очень и очень странные.

Кинорежиссеры

26 марта 2012-го Джеймс Кэмерон, автор мегапопулярных «Терминатора», «Чужих», «Титаника» и «Аватара», стал третьим — и пока последним — Homo sapiens, совершившим спуск на дно Бездны Челленджера. «Достижение дна никогда не было столь приятным. Не могу дождаться, чтобы поделиться увиденным с вами», — написал режиссер в Twitter.

14-мегапиксельная видеокамера, прожекторы и мощная светодиодная панель позволили ему провести уникальную глубоководную съемку. В 2012 году Кэмерон совместно с микробиологом Дугласом Бартлеттом, астробиологом Кевином Харди, океанологом Наталией Галло и другими учеными представил доклад о существах, попавших в объектив его камеры и в сети, при помощи которых велся отбор образцов. По словам Наталии Галло, их можно разделить на три группы: гигантские, почти невидимые и «нереально странные».

Гигантские

Увы, колоссальных осьминогов в океанской бездне заметить не удалось — наверное, они просто хорошенько замаскировались. Зато ракообразных родичей креветок обнаружено великое множество. Мелкие ракообразные-бокоплавы — пожалуй, самые распространенные многоклеточные жители воды, — обитая у дна Марианского желоба, становятся не такими уж и маленькими. Один из попавших в сети экземпляров достигает 17 см, а другой, замеченный камерой, — 30 см, в десять раз превышая типичные для бокоплавов размеры. «Глубоководный гигантизм» продемонстрировали и беспозвоночные голотурии (морские огурцы), зарывшиеся в песок на самом дне.

Других гигантских существ, замеченных камерой батискафа, на первый взгляд, вообще трудно счесть живыми. По замечанию Наталии Галло, видом своим они больше напоминают «разрушенные замки из песка», выстроенные неведомо кем на глубине 11 км. Однако это самые настоящие фораминиферы, одни из древнейших одноклеточных жителей Земли. Именно их крошечные раковины сформировали залежи известняка и мрамора в разных частях планеты. В Бездне Челленджера такое невозможно, поскольку при тамошнем огромном давлении карбонат кальция растворяется в воде. Местные фораминиферы (кстати, вырастающие до нескольких сантиметров) формируют раковины из диоксида кремния — благо песка здесь предостаточно.

Почти невидимые

Еще в 1960-х Жак Пикар и Дон Уолш сообщали, что у самого дна им удалось заметить рыб, плоских, как камбала. До сих пор непонятно, чем он могут дышать, потому что кислорода на такой глубине явно недостаточно; возможно, в Марианском желобе существуют какие-то вертикальные течения, приносящие его сверху. Это подтверждает и совсем недавняя находка. В декабре 2014 года прямо по соседству с Бездной Челленджера и почти на такой же глубине (больше 8 км) британским исследователям удалось заснять рыбу удивительного изящества — и поразительной прозрачности.

«Плавники ее подобны крыльям, а голова напоминает собачью морду из мультфильмов», — так описывает свою находку один из ученых. Поймать рыбу не удалось, но специалисты полагают, что воздушное создание относится к семейству липаровых, морских слизней. Считается, что ткани этих рыб способны накапливать большие количества триметиламиноксида, вещества, которое поддерживает водный баланс клеток и стабилизирует структуру белков при самых экстремальных давлениях.

«Нереально странные»

На глубине обнаружены целые бактериальные маты — пленки микроорганизмов, выстилающие дно, — действительно весьма необычные. Основу этих удивительных экосистем составляют бактерии Paracoccus denitrificans. Лабораторные эксперименты показали, что даже при перегрузках невероятной силы — более 400 тыс. g — эти «нереально странные» микробы способны не только выживать, но и благополучно расти.

Кроме того, они подозрительно напоминают митохондрии в наших собственных клетках и, возможно, являются их родственниками. И если митохондрии получают питание от самих клеток, то P. denitrificans, живущие в океанской бездне, могут питаться за счет водорода и метана, выделяемых придонными породами, спонтанно реагируя с морской водой при большом давлении.