Георгий Курдюмов

Годы жизни

1902 — 1996

Род занятий

Физика металлов

Выдающийся отечественный металловед

Биография

Предметы и документы

Библиография

С именем академика Георгия Вячеславовича Курдюмова (1902 — 1996) связана разработка важнейших проблем физики металлов, он крупнейший ученый нашей страны.

Труды Г.В. Курдюмова позволили установить связь между кристаллографией, термодинамикой, кинетикой превращений в металлических сплавах, сформировали фундаментальные современные представления о процессах закалки. Проблема термической обработки превратилась, благодаря его исследованиям, в широкую проблему физики твердого тела.

Научная школа Г.В. Курдюмова — сближение физики и металловедения, теории и практики — привела к становлению и развитию мощных научно-технических коллективов [2]. Признанный лидер, ученый-классик, творческий, увлеченный, истинно благородный, принципиальный и твердый человек, Г.В. — Курдюмов оставил добрую память о себе благодарных учеников и последователей, развивающих его научное наследие.

Г.В. Курдюмов родился 14 февраля 1902 г. в уездном городке Рыльске Курской губернии, в семье священника. Мальчик имел явную тягу к знаниям. В 1918 г. он окончил училище, занимался самообразованием, искал путь в науку. Эти поиски привели его к занятиям, связанным с начальным образованием людей, народным просвещением. Юноша был назначен наркомом просвещения в своем районе [1].

Георгий Вячеславович хотел уехать учиться в Петроград, готовиться в Политехнический институт. Этот институт в те времена был средоточием новых идей и методов образования в теоретической физике.

Эти новые идеи были связаны с тем, что из Германии вернулся в Петроград А.Ф. Иоффе. В Вюрсбурге он стажировался у В. Рентгена, получил там ученые степени, опубликовал работу о влиянии рентгеновских лучей на прочностные характеристики каменной соли. Эта работа была основополагающей, но главное — он ратовал за развитие квантовой физики, за новый подход к образованию. В этом направлении он организовал в Политехническом институте физико-механический факультет, чтобы готовить кадры для научно-технической сферы, преподавая одновременно физику и инженерные дисциплины [1].

На этом факультете зародилась главная физическая школа СССР. С этим факультетом связаны судьбы П.Л. Капва, Л.A. Арцимовича, И.К. Кикоина, М.В. Кирпичева, И.В. Курчатова — все они там работали, преподавали [1].

Георгий Вячеславович поступил сразу, дружил со сверстниками, будущими академиками Корсунским, Лейпунским. Друзья после окончания института избрали новую науку — ядерную физику, Георгий Вячеславович избрал атомную физику, физику рентгеновских лучей, их использование для просвечивания оптически непрозрачных предметов. Это направление завоевало весь ученый мир. Использование рентгеновских лучей пошло по двум направлениям:

1. Рентгеноскопия — изучение атомной структуры вещества, основа для планетарной модели атома Н. Бора. Это направление привело к триумфу квантовой теории.

2. Дифракция рентгеновских лучей — факт, открытый М. Лауэ. Рентгеновский луч проходит через препятствия как оптическая, акустическая волна. Длина волны R-лучей соизмерима с параметрами кристаллической решетки. Отец и сын Г.Г. и У.Л. Брэгги получили Нобелевскую премию за применение рентгеновских лучей для рентгеноструктурного анализа кристаллических материалов. Ими были определены параметры кристаллических решеток хлористого натрия, чистых металлов. Это направление интенсивно развивал русский кристаллограф Г.В. Вульф [1].

Г.В. Курдюмов тоже решил заняться рентгеноструктурным анализом. Сделал он это под влиянием Н.Т. Гудцова, известного металлурга и металловеда, который в те же годы заведовал лабораторией на Обуховском заводе.

Георгий Вячеславович исследовал атомно-кристаллическую структуру закаленной стали. Работу эту он сделал в рентгеновской лаборатории Политехнического института, которой заведовал Н.Я. Селяков. Г.В. Курдюмов развил рентгеноструктурный метод Дэбая для измерения параметра кристаллической решетки. В 1926 г. они втроем опубликовали статью «Об атомно-кристаллической структуре закаленной стали», где впервые было установлено, что закаленная сталь — это переохлажденный твердый раствор углерода в α — Fe [6].

В те годы уже многих металловедов занимала мысль о природе высокой твердости закаленной стали.Известный французский металловед Совер в те годы распространил среди ученых анкету с вопросом о природе строения закаленной стали. Эти ответы были очень пестрые, несмотря на участие великих ученых. Георгий Вячеславович продолжал работать над этой проблемой в лаборатории Н.Я. Селякова. В 1928 г. Г.В. Курдюмов отправился в командировку в Германию к известному ученому Г. Заксу. (Правительство в это тяжелое время находило средства для отправки в Европу около 200 специалистов каждый год для повышения квалификации). Результатом поездки к Г. Заксу явилось их совместное исследование и статья. Соотношение Курдюмов — Закс (при анализе взаимной ориентации кристаллов мартенсита и аустенита) легло в основу одного из направлений современного физического металловедения. Способ перестройки кристаллической решетки при закалке стали — основа всей теории Г.В. Курдюмова. Всю свою научную жизнь Георгий Вячеславович дискутировал на эту тему и боролся за свое видение этой проблемы. Через несколько месяцев работы в Германии Георгий Вячеславович вернулся в Ленинград [1].

В это время А.Ф. Иоффе занимался организацией физико-технических институтов по всей стране. Первые были созданы в Харькове с филиалом в Днепропетровске, в Томске, Свердловске. Г.В. Курдюмов был направлен в Томск, но не сработался с руководителем института и перебрался в Днепропетровск. Вскоре этот НИИ перестал быть филиалом и начал существовать как самостоятельный институт. Здесь развивались исследования в области цветных сплавов, так как явления, зафиксированные в структуре закаленной стали, существовали и в цветных сплавах, шли по тому же механизму. Вокруг Георгия Вячеславовича начала создаваться настоящая научная школа. Часть ученых занималась цветными сплавами, другая часть продолжала исследовать стали.

Тогда к этому коллективу присоединились молодые ученые: В.Н. Гриднев, впоследствии академик АН УССР и любимый ученик Л.Г. Хандрос, с которым Георгий Вячеславович много лет сотрудничал и сделал великие открытия.

В 1939 г. Г.В. Курдюмов был избран действительным членом УАН [5].

Во время войны институт был эвакуирован в Магнитогорск, Георгий Вячеславович занимался броневой сталью. По свидетельству академика Б.Е. Патона, Г.В. Курдюмов вложил в это дело много сил.

В конце войны, в 1944 г. правительство Украины решило организовать в Киеве Институт металлофизики АН УССР, взяв за основу вернувшийся из эвакуации Днепропетровский филиал.

Г.В. Курдюмов был директором этого института в 1945−51 гг.

Как ученый Георгий Вячеславович продолжил работы, начатые в Днепропетровске. В 1948 г. было установлено существование упругих кристаллов и термоупругих равновесий фаз в твердом состоянии. Это исследование коренным образом изменило представления о многих процессах, явилось экспериментальной основой теории мартенситных превращений. В 1949 г. в журнале «Доклады Академии наук» была опубликована серия статей Г.В. Курдюмова совместно с Л.Г. Хандросом. Эта работа позволила обнаружить новые явления: обратимость пластической деформации, способность сплава аккумулировать упругую энергию. Это — основной вид фазовых превращений в твердом теле, важнейший способ изменения структуры и свойств в широких пределах. Теория была развита от частных наблюдений в широкую проблему. Это имело важнейшее прикладное значение — была создана и развита часть современных представлений о фазовых превращениях, нашла широкое применение при создании материалов и способов упрочнения знаменитая «память формы», получившая патент на открытие (эффект Курдюмова). Обратимый эффект «память формы» — способность деформированных в мартенситном состоянии образцов сплавов изменять свою форму (размеры) как при нагреве, так и при последующем охлаждении [8].

В 1949 г. Г.В. Курдюмов стал лауреатом Сталинской премии.

Так называемая игла Курдюмова (наблюдаемый в оптический микроскоп рост кристалла фазы под действием упругих сил без изменения температуры, прямо на шлифе) обошла все книги и учебники по физическому металловедению [8].

В 1953 г. Георгий Вячеславович, уже московский житель, был избран действительным членом АН СССР. К этому времени он был членом всех отечественных научных объединений и имел все высшие награды Родины.

В 1951 г. И.П. Бардин, директор Центрального НИИ черной металлургии, пригласил Г.В. Курдюмова переехать из Киева в Москву и организовать в ЦНИИЧМ отдел металлофизики. Но так как Георгий Вячеславович уже являлся директором крупнейшего института, было решено, что ЦНИИЧМ будет иметь структуру комбината, где цехами будут не отделы, а институты. Георгий Вячеславович стал директором института металлофизики в составе ЦНИИЧМ, многие ученые переехали за Георгием Вячеславовичем в Москву с Украины. Институт Г.В. Курдюмова занял очень важное место. Конструкция ЦНИИЧМ, сохранившаяся до настоящего времени, уникальна.

Георгий Вячеславович пришел со своим коллективом, своей школой, своей научной этикой, чем отличался от остальных институтов ЦНИИЧМ, которые набирались, формировались, как правило, случайно [1].

В составе Министерства черной металлургии было всего 22 научно-исследовательских, 25 проектных института, но квалификация ЦНИИЧМ была заметно выше, в немалой степени благодаря институту металлофизики. Там работали выдающиеся ученые, такие как Р. Энтин, Ю. Багаряцкий, Л. Утевский, И. Голиков и другие. ЦНИИЧМ подтягивал научный уровень всей промышленности. Заводы после войны были слабы в части металловедения, институт Георгия Вячеславовича говорил решающее слово; заводы имели практический опыт, ЦНИИЧМ устраивал для них конференции научного плана.

В это же время продолжал успешно работать Институт металлофизики в Киеве, руководимый учениками Г.В. Курдюмова.

Георгий Вячеславович никогда не был кабинетным ученым. Он организовал мастерские по изготовлению исследовательского оборудования. Институт физики металлов в составе ЦНИИЧМ, построенный на основе общей идеи Георгия Вячеславовича, является золотым фондом металловедческой науки.

Мы были изолированы от остального мира железным занавесом, вынуждены были делать все сами. В металлургии все могли, все умели, все должны были решать. И Георгий Вячеславович совместно с коллегами из других институтов занимался не только физическим металловедением. Ему принадлежит теория шлаков, теория десульфурации в ковше, первая в мире физико-химическая модель внепечной обработки [1].

Г.В. Курдюмов в 1962 г. организовал Институт физики твердого тела в Черноголовке, был первым его директором. Георгий Вячеславович руководил ИФТТ до 1986 г. Институт зани­мается диэлектриками, полупроводниками, перспективными новыми материалами, имеет и в настоящее время признание в научном мире.

Георгий Вячеславович имел, благодаря своему характеру, огромное личное влияние на окружающих. Он никого не принуждал работать, старался заинтересовать. Он никогда никого к себе не вызывал, а всегда приходил разговаривать сам.

Г.В. Курдюмов оставил яркий след и в истории физики — как выдающийся ученый, и в душах людей — как обаятельный, приятный человек.

В 1969 г. Г.В. Курдюмову было присвоено звание Героя Социалистического труда. Он был членом Американского металлургического общества, иностранным членом-корреспондентом Германской ассоциации наук [5].

Наряду с множеством наград Правительств УССР и СССР, Георгий Вячеславович имел очень престижную награду АН СССР — золотую медаль им. Д.К. Чернова, присвоенную в 1979 г. за цикл работ по мартенситным превращениям и структуре мартенсита, выполненных в 1950−79 гг. [4, 7].

Георгий Вячеславович пользовался непререкаемым авторитетом в Японии. В 1976 г. в Токио была устроена конференция: «50 лет открытию мартенсита».

Источники

  1. Осипьян Ю.Л., Лякишев Н.П. Выступление на торжественной конференции, посвященной 100-летию Г.В. Курдюмова 14 февраля 2002 г. в ЦНИИЧМ. — Аудиокассета.
  2. Институт металлофизики АН УССР. — Киев: Наук, думка, 1975. — 98 с.
  3. Г.В. Курдюмову присуждена золотая медаль имени Д.К. Чернова / / Металлофизика. — 1981. — №1. — С.128.
  4. Присуждение золотых медалей АН СССР // Вестн. Акад. наук СССР. — 1980. — №6. — С. 141.
  5. Научная элита: Кто есть кто в Рос. Акад. наук. — М., 1993. — 444 с.
  6. Георгий Вячеславович Курдюмов: Некролог // Металловедение и терм. Обработка металлов. — 1996. — № 9. — С. 40: порт.
  7. Академику Г.В. Курдюмову — 90 лет // Вестн. Рос. Акад. наук. — 1992. — №7. — С. 139: портр.
  8. Память металлов / Леннаучфильм; НИИ математики и механики Ленинградского Университета. — 1984. — Видеокассета.

Подготовлено по:

Глезер, Г.М. Научное и инженерное наследие выдающегося отечественного металловеда академика Георгия Вячеславовича Курдюмова (1902 – 1996) // Проблемы культурного наследия в области инженерной деятельности: [сб. ст.] Вып. 4 / Политехн. музей; сост. Т.Ф. Зеленер; науч. ред. Г.Г. Григорян. – М.: Информ-Знание, 2003. – С. 166−178.