История Нижнесинячихинского завода

Евгений Трындин
411
0

История Нижнесинячихинского завода

Автор статьи, М.И. Махнева – научный сотрудник Нижнесинячихинского музея-заповедника деревянного зодчества и народного искусства им. И.Д. Самойлова

(Доклад на Всероссийской научно-практической конференции, посвященной 175-летию музея-заповедника «Горнозаводской Урал» Нижний Тагил 20−21 октября 2016 г.)

В современном краеведении существует немало местностей, еще не изученных наукой. К ним относится и небольшое село Нижняя Синячиха, которое расположено в 160 километрах к северо-востоку от Екатеринбурга.

Для сотрудников местного музея-заповедника, представляющего собой феномен крестьянской деревни с собранием старинных гражданских и культовых сооружений, открыты широкие перспективы, «золотоносная жила» в исследовательской работе по богатейшей истории села.
Вплоть до гражданской войны селение называлось Нижнесинячихинским заводом, хотя к тому времени прошло почти 100 лет с момента закрытия железоделательного предприятия.

Село Нижняя Синячиха (современная фотография)

Не так давно Екатеринбургская специальная научно-реставрационная проектная мастерская под руководством директора Д.В. Демина провела раскопки на месте исторических объектов села.

Всю площадь завода исследовать не получилось, т.к. по ней проходит асфальтированная дорога. Заводская плотина перегораживала речку Синячиху на уровне основания восточного склона Камешка, где находился съезд с плотинного моста к заводским корпусам. Это наезженное место различимо и сейчас. Но современная плотина построена метров на 50 восточнее, т.е. ниже по течению речки Синячихи, примерно на уровне восточной стены молотовой фабрики бывшего завода, что предстоит доказать в дальнейших изучениях. Раскопки велись к востоку от современной плотины, где на уровне 50−60 см. от поверхности была обнаружена кирпичная кладка и кладка каменного фундамента высотой 40 см. и толщиной более 20 см. (остальное уходит за пределы шурфа). Фундамент стоит на тонкой угольной подсыпке. К бутовому фундаменту примыкает вымостка из лепных кирпичей. Кирпичи размером 24×14 см., толщиной 8−10 см. лежат на подушке из желтого песка.

Фрагмент фундамента заводского корпуса

Артефакты, найденные при археологических разведочных работах в основном представляют собой различные кованые железные изделия: клинья железные (6 шт.), похожие на корабельные гвозди, гвозди кованые железные, четырёхгранные (4 шт.), длиной от 5 до 14 см., толщиной 5×3 мм., обломок кованого железного прута длиной 6,4 см., диаметром 1,6 см., железные кованые предметы со следами дерева, которые, вероятно, служили частью какой-то конструкции, четырёхгранный кованый железный брусок длиной 14,5 см. и с шириной граней 2,8 см., железная пластина с «ушком», длиной 4,8 см. и шириной 2−3 см. (диаметр «ушка» 5 мм.).

Помимо железных изделий, повсеместно (под землей и на поверхности) было обнаружено большое количество железного шлака. Рядом с современной плотиной был найден крупный обломок каменного жернова. Из архивных источников известно, что на месте железоделательного завода долгое время действовала водяная мукомольная мельница.

К сожалению, все эти археологические находки ещё не поступили в фонды музея. Они находятся на стадии досконального изучения и описания специалистами. Но наши сотрудники уже планируют создание новой экспозиции на базе местного материала, разработку нового музейного маршрута. А пока мы изучаем историю Нижнесинячихинского завода, пытаемся вникнуть в тонкости изготовления кричного железа, сложить некоторые числа, чтобы представить себе объёмы местного производства и тяжелого человеческого труда, отследить этапы развития завода и проанализировать рост его производительности.

История завода, в первую очередь, связана с именем Георга Вильгельма де Геннина. В 1722 году он был направлен на Урал управлять горными заводами. К счастью, «Описания Уральских и Сибирских заводов 1735 года», написанные им после выхода в отставку, давно доступны нашим современникам.

Посетив в начале 1723 года Алапаевский завод, построенный в 1704 году, генерал-майор (с 1727 года – генерал-лейтенант) кавалерии и кавалер ордена святого Александра Невского Вильгельм де Геннин сделал вывод, что «из оной Алапаевской домны столько чугуна выплавляется, что имеющимися на том заводе молотами всего перековать в железо не можно… за благо рассудил для переделу того выплавляемого при Алапаихе (реке) чугуна построить завод на Синячихе реке… Мастеровыми людьми тот завод удовольствован с Алапаевского завода».[i]

21 декабря капралу артиллерии (в будущем бергмейстеру) Никифору Клеопину «с молотовым мастером Лоринсом Пожаровым было велено осмотреть во близости к Алапаевским заводам»[ii] и выбрать удобное место для строительства нового завода. Из первоисточника[iii] нам известно, что место под будущий завод было выбрано на реке Синячиха, что в 10 верстах от Алапаевского завода и в 152 от Екатеринбурга. «Оная речка Синячиха впадала в Нейву реку от заводу верстах в трёх.[iv]»

Для строительства плотины обычно выбирался участок, где берега реки были сближены между собой и достаточно высоки, чтобы образовать пруд, являвшийся по сути дела резервуаром для хранения воды, который обеспечивал бы водой двигатели заводов в течение всего года, а зимой не промерзал до дна. Этот самый узкий участок реки Синячихи с высокими берегами и находился возле достопримечательной скалы.

«Строен тот завод приписными крестьянами Алапаевского дистрикта Мурзинской, Арамашевской и Невьянской слобод и вольными работниками. И при том строении за нарядом и присмотром работных людей был Тобольского полку капитан Иван Королевичь[i]», и для «показывания, как оную плотину и фабрики строить, старший молотовой мастер Лоринс Пожаров. А плачено тем крестьянам и вольным работникам[ii]» до ноября пешему по 4 и по 5, конным по 6 копеек на день, а с получением в ноябре плаката[iii] – конным в летнее время с апреля до октября по 10 копеек, а в зимнее с октября до апреля по 6 копеек на день человеку, пешему в летнее время по 5, а в зимнее по 4 копейки на день.

На заводе была возведена плотина, молотовая фабрика (в ней 6 горнов и 3 больших молота) и кузница для изготовления и починки разных инструментов. При заводе имелось два амбара для припасов и два сарая, пробная изба, в которой пробовалось железо, две светлицы, рубленные из бревен, в одной заводская контора, в другой – меховая. Построили также двор для проживания управителя, восемь квартир приказным служителям и мастеровым людям на казенные деньги и 40 квартир для мастеровых на собственные деньги. «Оное все кроме собственного строения ценою стало в 5 173 рубли 84 копейки»[iv].

В 1730-м году «плотина попортилась и землю из клеток вымыло, и сквозь ея вода проходила»[i]. Починить ту плотину были посланы из Екатеринбурга молотовые Аннинского завода подмастерья и работники, а также ссыльные, «и та починка з железными и протчими припасами и з зарплатою оным работником стала в 68 рублёв 37 целых 3/4 копейки»[ii].

Плотину прорывало и в 1733-м году и, возможно, ещё не раз за время действия завода. Последний раз заводская плотина была разрушена в начале коллективизации, в 1929 году, во время весеннего половодья. Стало опасным ходить по мосту. Новый деревянный мост был построен с другой стороны от Камешка, а по ветхому плотинному мосту смельчаки продолжали переходить и во время Великой Отечественной войны. Некоторые авторы, утверждающие, что от Нижнесинячихинского железоделательного завода остались заводская плотина и пруд, не правы. Современная плотина была построена в 1992 году по ходатайству И.Д. Самойлова.

Итак, снова обратимся к главе из «Описаний Уральских и Сибирских заводов[i]», сделанных Г.В. де Генниным в 1735 году, посвящённой Нижне-Синячихинскому заводу. Ковка железа в кричных горнах из Алапаевского чугуна началась с 1726-го году, «а за провоз оного платитца с 50 пуд по 6 копеек. Уголь к тому заводу ныне беретца в 3-х верстах, а на завод становитца копеек по 14 за короб[ii].» Угля нового привоза, а не лежалого, тратили на молот 54 короба, в год – 1800 коробов на один молот, а на три молота 5 400 коробов. Если посчитать, учитывая, что один короб угля стоил 14 копеек, то получится, что в год на уголь, в среднем, тратили почти 760 рублей. Кроме этого, заводская кузница для изготовления и починки инструментов имела 2 горна. В год на каждый кузнечный горн тратили 70 коробов угля, на 2 горна – 140 коробов. На уголь для кузницы уходило почти 20 рублей.

Завод работал 6 дней в неделю. На один молот требовалось 360 пудов чугуна в неделю, на три молота – 1080 пудов. В год было 200 «работных» дней, или 33 недели, и за год перерабатывалось почти 36 000 пудов чугуна. На 3 молотах Синячихинский завод в год мог выковать 24 000 пудов железа. Технико-экономические показатели заводов были средними по уральским условиям: угар при переделе чугуна в железо составлял 27%, т.е. примерно треть. Вот и получается, что из 36 000 пудов чугуна угар забирал 12 000 пудов.

Из 90 пудов чугуна выковывали 60 пудов железа. На это уходило 13 коробов угля[i]. Учитывая, что в коробе помещалось, в среднем, 20 пудов угля, на выковку этих 60 пудов железа уходило 260 пудов угля, т.е. в 4 раза больше.

Железо доставляли гужевым транспортом на пристань Сулемскую на реке Чусовой, которая отстояла от Синячихинского завода в 182 верстах. Оттуда железо везли к Петербургскому порту.

В постоянном штате Нижнесинячихинского завода насчитывалось 53 человека. Администрация завода состояла из трех человек: это были шихтмейстер[i], поканцелярист и копеист. В непосредственном производстве железа было занято 36 человек: 12 мастеров, 12 подмастерьев и столько же работников, также при них состояло 6 учеников. Оплата труда была сдельная. Рабочим платили, в среднем по 4 копейки за перековку 1-го пуда чугуна, что обходилось почти в 1340 рублей в год на всех. Если железо получалось более низкого качества, ломалось при пробе, то налагались штрафы.

Клеймо Нижнесинячихинского завода

В документе «Генеральное описание о монетных дворах, литейных и всех горных заводах, в ведении Государственной Берг-коллегии состоящих, как казённых, так и партикулярных…»[i], составленном в самой же Берг-Коллегии в июне 1797 года, о Нижнесинячихинском заводе приведены общие и весьма скудные сведения. «Построен в 724 году казённым коштом Пермской губернии, в Алапаевской округе, на землях государственных порозжих, при речке Синячихе; потом в партикулярное содержание отдан гвардии секунд-майору Гурьеву в 759 году, а от него по продаже дошёл до подполковника (Сергея) Яковлева наследственным образом.» [ii] Находится в 150 верстах от Верхотурья и в 151 версте от Екатеринбургского казённого завода. «Лесами довольствуется из дач казне принадлежащих.[iii]» Имеется молотовая фабрика, в коей 6 кричных горнов и 3 молота. При заводе находится 400 казённых мастеровых и работающих собственных. Приписных крестьян нет.

Молот и Кричный горн

Обратимся ещё к одному документу, который называется «Описания заводов хребта Уральского, составленные Пермским Берг-инспектором П.Е. Томиловым в 1807−1809 гг. [i]». П.Е. Томилов посетил Нижнесинячихинский завод 20 декабря 1807 года. Его описания более полные, подробные, кроме этого, они конкретизируют некоторые пункты предыдущего источника информации. Например, по причине отсутствия в «здешней конторе ведомства казённого дел» неизвестно, по каким указам или повелениям был построен завод. От лейб-гвардии секунд-майора Александра Гурьева «по указу бывой (бывшей) канцелярии главного заводов правления, февраля 10 числа 1767 г.»[ii], Нижнесинячихинский завод был продан коллежскому асессору Савве Яковлеву. «По умертвии ж его достался на часть сыну его подполковнику Сергею Яковлеву. Состоит в Ирбитской округе, от города Ирбита в 100 верстах. Плотина с нижней стороны окладена бутовым камнем, а с верхной – деревянными свинками, или обрубом… В полном скопе воды состоит 7 ½ аршин, спрудная вода поднимается на 7 верст»[iii], т.е. пруд имел глубину примерно 50 м и длину 7 вёрст.

В 1807 году при заводской плотине работало уже две кричные фабрики с каменными корпусами. Первая – «о 6 горнах и 6 молотах»[i]. Тут же находился один горн для изготовления уклада[ii] и ещё один – для изготовления новых и починки старых молотов. Все 8 горнов действовали с помощью 8 цилиндрических мехов. На второй фабрике было 8 горнов, 8 молотов и 8 мехов. Чугун привозили теперь с Верхнесинячихинского завода, на котором в 1772 году построили доменную фабрику. Из этого чугуна на Нижнесинячихинском заводе ковалось уже полосовое железо шириною 3 дюйма, толщиною ½ дюйма. При одном молоте в сутки работало 2 мастера (видимо, каждый по 12 часов), 2 подмастерья и 2 работника. Они выковывали от 140 до 160, а то и 180 пудов в неделю. Платили за сходное (сходное с образцом, качественное) железо мастерам по 3 копейки за пуд, за несходное — по 1 ½, подмастерью – соответственно, по 1 ½ и ¾ копейки, а работнику – по 1 копейке за сходное и несходное.

Воротов для таскания криц[i] не было, и крицы таскали руками, о чём автор сделал пометку о необходимости непременно исправить положение дел. Уклад ковали время от времени, когда в нём бывала необходимость. В год на Нижнесинячихинском заводе выковывалось не более 120 пудов уклада (стали). Плата за ковку стали производилась таким образом: «мастеру за сходное по 11 ½ коп. за пуд, за несходное — по 5 ¾ коп., подмастерьям – в половину мастера, работникам – в половину против подмастерьев.»[ii]

При изготовлении пятников[iii] и молотов использовался труд двоих мастеров, двоих подмастерьев и восьмерых молотобойцев. Мастерам платили по 75 рублей в год, подмастерьям – по 16, а работникам – по 14 рублей в год.

Деревянная мукомольная мельница о двух поставах, работавшая при заводской плотине, была в то время уже ветхая. При заводе действовала каменная кузница о 6 горнах. Тут же находилась слесарная с молотом и горном для расковки малых предметов. Тут же, на верхнем этаже была сторожка, внизу – амбар для деревянных припасов. На плотине стояла ещё одна сторожка.

В деревянной конюшне содержали 24 лошади. На территории завода имелся каменный амбар для складирования железа, в том же корпусе была меховая. Был также каменный амбар для содержания дёгтя и деревянный – «для клажи припасов»[iv].

На 1807 год заводская контора была деревянная, ветхая.

Домов в Нижнесинячихинском заводе было 172: господских — 2, государственных крестьян — 13, крепостных – 1; 4 дома занимали семьи церковнослужителей,1 дом ямщика, мастеровых государственных — 148 домов, солдатских – 2. В них проживали 404 души «мужеска пола» и 464 – «женска». Дома на кварталы разделены ещё не были и «для пожарных случаев не расписаны». В заводском посёлке было 3 пожарных машины с необходимым количеством багров и вил. Во главе сельской общины стоял главный поверенный[i].

Церковь была деревянная, ветхая. Но строился новый храм, каменный, двухэтажный, о двух приделах: нижний, или зимний, придел во имя Покрова Пресвятой Богородицы, верхний, или летний, — в честь Преображения Господня. В деревянных хлебных магазеинах[ii] вмещалось 12 000 пудов провианта (зерна). При Нижнесинячинском заводе тогда не было ни госпиталя, ни училища, ни богадельни.

Гостиный двор отсутствовал. «Есть только деревянные лавочки. Торгуют приезжающие из разных мест шёлковыми и прочими товарами. Съездов не бывает, а малою частию из близлежащих селениев привозят хлеб и прочие харчевые припасы.»[iii]

С расширением производства население Нижнесинячихинского завода постепенно увеличивалось. Так, по данным ревизских сказок 1811 года в Нижней Синячихе проживало уже 479 мастеровых крестьян мужского пола, 497 женского. Вечнообязанных было 9 человек, из них 3 мужчин и 6 женщин, крепостных крестьян было 6 человек.

Алапаевский и оба Синячихинских завода прибыльно работали всю первую четверть XIX века. В этот период, предположительно, и было построено каменное здание заводоуправления, являющееся сейчас музейным объектом. В его постройке использовали природный плитняк. Толщина стен достигает 1 метра.

В 1826 году закрылся Верхнесинячихинский завод, а через два с половиной года (в 1828 году) – и Нижнесинячихинский. В Нижней Синячихе железоделательное производство так и не возобновили. На территории бывшего завода ещё долгое время продолжала действовать водяная мельница и кузница. А дом заводоуправления в советский период называли «домом хлебодара»[i]. Правда, в нём в середине XX века была больница и роддом, а в 70−80-годы поочерёдно – детский сад и ясли.

История селения Нижнесинячихинский завод пока мало исследована, не считая области образования, периода коллективизации и раскулачивания, а также Великой Отечественной войны. Перед нами стоит большая задача изучения огромного исторического пласта, которое приведёт нас к новым интересным открытиям и даст нам возможность музейными средствами представить подробную историю села. А что касается истории завода, мы просто обязаны разыскать документы, подтверждающие наши догадки и гипотезы, в том числе о музейном объекте – здании заводоуправления: на самом ли деле оно было домом заводской управы.

БИБЛИОГРАФИЯ

  1. Археологические раскопки Екатеринбургской специальной научно-реставрационной проектной мастерской. Директор Д.В. Демин, ведущий археолог А.И. Займогов. Научно-проектная документация. Том 3. Экспресс-отчет. – Екатеринбург, 2012. – 276 с.
  2. Вильгельм де Геннин. Описание Уральских и Сибирских заводов 1735 / Предисловие академика М.А. Павлова – Государственное издательство «История заводов», Москва,1937. – 681 с.
  3. Галанов В. Угольные печатки Урала. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://xn —  — dtbfokedgr2b.xn — p1ai/article/2667.html
  4. Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – 300 с.
  5. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://slovardalja.net
  6. Займогов А.И. Синячихинские заводы / А.И. Займогов. – «Грачёв и Партнёры». Екатеринбург, 2011. – 116 с.
  7. Зуев А.С. Управление Сибирью в XVII — XVIII вв. / А.С. Зуев. – Новосибирский государственный аграрный университет. Новосибирск, 2008. – 285 с.
  8. Козлов А.Г. Казённая горнозаводская промышленность Урала XVIII – начала XX века. // А.Г. Козлов. – Вопросы истории Урала. – №2. – Свердловск, 1970. – С. 36−39.
  9. Коровина Г.В. Устройство железоделательного завода XVIII века на примере «железного» завода в Нижней Синячихе. – Екатеринбург: ООО «Грачёв и Партнёры», 2011. – 22 с.
  10. Металлургические заводы Урала XVII — XX вв. – УроРАН, Академкнига.: Екатеринбург, 2001. – 567 с.

[i] Мельника (прим. авт.)

[i] Для решения важнейших дел сельские сходы выбирали мирских поверенных, которым вручали свои наказы. Поверенный получал от схода широкие полномочия, в нужных случаях ему подчинялись сельские старшины и волостные старосты. Данная структура крестьянского самоуправления сохранилась без особых изменений до середины XIX в.

[ii] Зернохранилище (прим. авт.)

[iii] Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – С. 189.

[i] Крица – ж. свежая глыба вываренного из чугуна железа, идущая под молот для отжимки, проковки и обработки в полосовое и другое железо. Готовую крицу подвергают механической обработке, т. е. обжимке под кричным молотом, для удаления из нее шлака и для сваривания между собой отдельных частиц железа; получают квадратного сечения продолговатый брусок, называемый кричной болванкой. Вес криц изменяется в пределах от 4 до 8 пудов. См. Толковый словарь живого великорусского языка В. Даля.

[ii] Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – С. 188.

[iii] Голова молота, насажена на деревянное молотовище, другой конец которого закреплен в чугунное кольцо с вертлюгами, называемое пищалью или пятниками; пятники эти зажаты между двумя столбами, составляющими собственно так называемый стан или ноги, ось вращения пятников есть вместе с тем ось вращения молота.

[iv] Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – С. 189.

[i] Там же.

[ii] Уклад, сырцовая сталь, которую получали из железной крицы. При нагреве крицы происходило поверхностное науглероживание металла; в процессе охлаждения металла сталистый слой закаливался, становился хрупким и при ударе легко отделялся. Операцию повторяли до полного превращения крицы в листки. Наиболее крупные листки укладывали в раскалённые угли (отсюда название) и нагревали до сварки; раскалённая масса приобретала плотное строение.

[i] Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – С. 187.

[ii] Там же.

[iii] Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – С. 188.

[i] Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – С.9.

[ii] Горнозаводская промышленность Урала на рубеже XVIII-XIX вв. Сборник документальных материалов / ред. Козлов А.Г. – Свердловск, 1956. – С. 60−61.

[iii] Там же.

[i] Шихтмейстер (Schichte — смена рабочих, Meister — мастер), сменный мастер. Унтер-шихтмейстер (unter — ниж.), младший сменный мастер, ниж. горный чин; с 1847 заменен чином горного урядника. Горные чиновники 13 — 14-го классов занимали административные должности в заводских и окружных конторах (столоначальников, бухгалтеров, контролеров и др.); служащие ниж. горных чинов — обязанности заводских и цеховых надзирателей. Жалование шихтмейстера составляло 48 рублей в год.

[i] Горючим материалом при кричном способе служит исключительно древесный уголь, потому что он не содержит в себе вредных примесей, дает мало золы и развивает требуемую температуру в горн. Лучшим считается хорошо выжженный сосновый уголь, причем обожженный в кучах (кучный) лучше печного. Березовый уголь, вследствие своей плотности, развивает чересчур высокую температуру.

[i] Там же.

[ii] Там же.

[i] Там же.

[ii] Там же.

[i] Там же.

[ii] Там же – С. 502.

[iii] Плакат – м. паспорт для людей податного сословия. Годовой плакатный паспорт.

[iv] Вильгельм де Геннин. Описание Уральских и Сибирских заводов 1735 / Предисловие академика М.А. Павлова – Государственное издательство «История заводов», Москва,1937. – С. 503.

[i] Вильгельм де Геннин. Описание Уральских и Сибирских заводов 1735 / Предисловие академика М.А. Павлова – Государственное издательство «История заводов», Москва,1937. – С. 492.

[ii] Там же – С. 501.

[iii] Там же.

[iv] Там же.