Фотоаппараты времен Великой Отечественной войны

10853
0

По словам Константина Симонова, «человек, который смотрит на жизнь через глазок фотоаппарата, всегда в конечном счете глядит через него в историю. Так и рождаются фотоснимки, хранящие «исторический воздух минувшей эпохи и, вдобавок к этому, субъективное отношение человека с фотоаппаратом к тому, что он видел через объектив».

От Москвы до Бреста нет такого места,
Где бы не скитались мы в пыли.
С «Лейкой» и с блокнотом, а то и с пулеметом
Сквозь огонь и стужу мы прошли…

Фотокорреспонденты Великой Отечественной были на передовой, в партизанских отрядах, вместе с защитниками города, села, безымянной высоты. Неустанно работали фотокамеры, помогая вести фотолетопись войны, – делать нужное, тяжкое, опасное дело.

В Государственном архиве кинофотодокументов Российской Федерации в Красногорске хранятся негативы, которые прямо с передовой фотокорреспонденты доставляли в редакции газет. Время оставило на них свой след в буквальном смысле слова: царапины, метки, идентификационная информация фирм – изготовителей фотоматериалов. Среди них есть и фотопортреты самих военных фотокорреспондентов.

В фондах Политехнического музея хранится довольно редкое издание 1987 года «Антология советской фотографии. 1941–1945 гг. », сохранившее такие портреты. Есть в собрании музея и фотоаппараты, подобные тем, что прошли Великую Отечественную.

Групповой снимок военных корреспондентов на фоне Рейхстага. Берлин, Германия. 1945 г. 1945 год Репродукция из книги «Антология советской фотографии. 1941-1945». ч.2, 1987г.

На войне использовали фотоаппараты самых различных моделей, клапп-камеры, ящичные зеркальные камеры начала ХХ века, малоформатные Exakta и Praktiflex – зеркальные камеры для 35-мм фотопленки. В ходу были даже универсальные павильонные и дорожные камеры XIX века. Первый массовый советский фотоаппарат «Фотокор-1» исправно нес службу в окопах и блиндажах, им же делали фотографии на партбилет при приеме в партию на передовой.

Однако самое массовое применение нашли малоформатные фотоаппараты для 35-мм фотопленки ФЭД, немецкие Leica и Contax.

Фоторепортеры армейских газет и боевых листков не расстаются с аппаратом ФЭД. Из воспоминаний советского фотографа и фотокорреспондента Е.А. Халдея, относящихся к 1995 году, известно, что в прифронтовой полосе разрешалось использовать только отечественный ФЭД – «русскую Leica», как говорили в 1930-е–1940-е годы.

К началу Великой Отечественной ФЭД представлял собой системную дальномерную фотокамеру среднего класса, оснащенную сменными фотообъективами. В 1938–1939 годах был разработан светосильный объектив ФЭД, оптическая схема которого позволяла увеличить относительное отверстие до 1:2 при угловых полях зрения 40–45 градусов (впервые эту возможность доказал в начале 1920-х годов советский оптик Г.Г. Слюсарев на примере объектива «Сириус»).

Наличие широкоугольного светосильного объектива и телеобъектива расширяло возможности камеры, делая ее универсальной. Фотокамера ФЭД как представитель дальномерных малоформатных фотоаппаратов с жесткой конструкцией корпуса давала фотографу возможность выбирать любую точку съемки. Кроме того, можно было использовать одну и ту же камеру для всех видов фотографической съемки: от портретной до архитектурной.

Главное достоинство дальномерных камер – это высокая точность фокусировки и отсутствие вибраций затвора, что в сочетании с жесткой конструкцией корпуса позволяло вести оперативную съемку с рук. Даже конструкция футляра имела революционное значение: фотоаппарат не нужно было вынимать из футляра, а при съемке с рук с большой выдержкой и изменении точки съемки ремень футляра выполнял функцию штатива. Кроме того, дальномерные фотокамеры первыми были оснащены комплектом сменной оптики. Вот почему фотоаппарат ФЭД был наилучшим образом приспособлен для решения задач военного репортажа с мест боевых действий на линии фронта.

ФЭД в равной степени обладал как достоинствами, так и общими для всех дальномерных малоформатных фотокамер конструктивными недостатками. Главной его проблемой была невысокая надежность, что не в последнюю очередь было связано с затвором, а точнее – с материалом шторок. Шторки были матерчатыми, даже не прорезиненными, как у фотокамер фирмы E. Leitz. Они быстро отсыревали, а в холодное время года и промерзали, так что репортеру приходилось держать камеру за обшлагом полушубка или шинели, согревая ее собственным теплом.

Проблема надежности камеры и точности съемки выступала на первый план, когда фоторепортаж готовился по заказу редакции крупных издательств. В этом случае, как вспоминает Е.А. Халдей, в прифронтовой полосе выдавалось специальное разрешение на работу иностранными фотокамерами.

Малоформатные дальномерные фотоаппараты Leica и Contax в довоенный период были достаточно распространными в СССР. Сохранились многочисленные образцы рекламы этих фотоаппаратов, предназначенных для наиболее состоятельных советских граждан, из журнала «Оптико-механическая промышленность». И редакции крупных издательств в период Великой Отечественной войны были оснащены преимущественно различными модификациями именно этих аппаратов.

Но были и исключения. Например, в журнале «Советское фото» за 1940 год можно встретить фотопортреты будущих военных фотокорреспондентов с миниатюрной клапп-камерой начала ХХ века Tenax с форматом 6,5×4 см. Такая камера легко помещалась в нагрудном кармане, а снимать можно было на форматную фотопленку.


Преимущества крупного формата всегда ценились фоторепортерами, особенно если снимки предназначались для газетной печати. Именно таким оптическим рисунком, резким и одновременно очень контрастным, и обладали анастигматы (анастигмат – наиболее совершенный тип фотографического объектива, характеризующийся исправлением аберраций в пределах всего поля изображения) начала ХХ века, в том числе и двойной анастигмат «Дагор».

Те, кому посчастливилось работать в фондах Государственного архива кинофотодокументов Российской Федерации, могли держать в руках негативы, доставленные известными фотокорреспондентами непосредственно с линии фронта. При виде маркировки на фотопленке –Kodak и Agfa – сразу понимаешь, что за эти снимки заплачено не только жизнью самих военкоров, но и жизнью советских подводников и военных летчиков, охранявших и защищавших морские транспортные суда союзников.

Фотоаппараты Leica и Contax честно работали на Победу. Сохранились фотоснимки, на которых фотокорреспонденты Я.И. Рюмкин, М.И. Савин и А.М. Альперт запечатлены в процессе работы с Leica в зоне боевых действий. Фронтовые корреспонденты Марк Марков-Гринберг, Аркадий Шайхет, Борис Шейнин и И.М. Шагин также использовали Leica. А Д.Н. Бальтерманц сделал свои легендарные снимки «Горе» (1942 год) и «Чайковский» (Германия, 1945 год) фотоаппаратом Contax.

На знаменитом групповом портрете фронтовых фотокорреспондентов среди прочих запечатлен репортер Г.Г. Петрусов с фотоаппаратом Contax. Бросив беглый взгляд на снимок, замечаешь, что у каждого корреспондента здесь не по одному фотоаппарату. Это объясняется конструктивными особенностями дальномерных малоформатных фотокамер конца 1930-х годов. Сложность в применении сменной оптики, увеличение погрешности фокусировки при использовании длиннофокусной и светосильной оптики – все это заставляло настраивать каждую отдельную камеру под свой фотообъектив и применять только для одного вида съемки.

Вот так, приспосабливаясь к недостаткам фотоаппаратов, прошли фотокоры всю войну. Если они и расставались со своим орудием, то передавали его в надежные руки – боевой товарищ продолжал дело погибшего фотокорреспондента. Так произошло с фотоаппаратом Praktiflex, ныне бережно хранимым в семье Владимира Яковлевича Сомова, удостоенного среди других боевых наград медали «За взятие Кенингсберга». Из воспоминаний Н.И. Котовой, родственницы Владимира Яковлевича: «С 13 января по 25 апреля 1945 года <…> В.Я. Сомов <…> принимал непосредственное участие в освобождении г. Кёнингсберга <… > В это время и попал к нему этот немецкий фотоаппарат “Практифлекс” <…> Этот фотоаппарат был дан ему на хранение <…> военным корреспондентом. Этот человек погиб. И фотоаппарат таким образом остался у Владимира Яковлевича, пройдя с ним все дороги войны <…>».