5 цитат из автобиографии Стивена Хокинга

685
0

Покупка книг в 2015 года стала каким-то очень уж дорогим удовольствием, а чтение как было, так и осталось для многих – и это лучшие люди – необходимостью. Ситуация сложная. Но выход есть, и он лежит на поверхности, хотя и не всем приходит в голову. Библиотеки! Политех предлагает заново открыть для себя этот мир – в нем есть и практическая польза, и поэтическая прелесть. А Политехническая библиотека – одно из крупнейших собраний научной и технической литературы. Записывайтесь! Книги здесь есть самые разные, к примеру, не так давно появилась «Моя краткая история» Стивена Хокинга.

Всемирная любовь к Стивену Хокингу небезосновательна: исследования Хокинга стали прорывом в теоретической физике ХХ века, его научно-популярные книги постоянно переиздаются и читаются. Невозможно остаться равнодушным к его самоиронии – чего стоит участие Хокинга в роли Хокинга в «Теории большого взрыва» и то, что он озвучил себя в «Симпсонах», и «Футураме»!

Читайте наш материал «Чего боится и кого не любит Стивен Хокинг»

О своей работе над исследованиями и книгами – а еще о детстве, университетском образовании и жизни с неизлечимым заболеванием – Стивен Хокинг рассказал в автобиографии под названием «Моя краткая история». В России она вышла в издательстве «Амфора». Мы предлагаем вашему вниманию несколько цитат из автобиографии Стивена Хокинга. За продолжением – приходите в библиотеку!

«Будучи подростком, я делал модели самолетов и кораблей. <...> Думаю, все эти игры, поезда, корабли и самолеты появлялись от потребности знать, как что устроено и как этим управлять. После того как я приступил к работе над диссертацией, эта потребность помогла мне в моих исследованиях в области космологии. Если вы понимаете, как функционирует Вселенная, то, в известном смысле, можете ею управлять».

«При моей все возрастающей физической немощи я был безнадежен как экспериментатор. Тем более что в экспериментальной команде очень трудно сделать что-то единолично. Каждый обычно является частью большой команды, а на постановку эксперимента уходят годы. Теоретик же может поймать идею в одиночку, например, после обеда или, как в моем случае, укладываясь в постель, а затем написать статью самостоятельно или с одним-двумя коллегами, чтобы сделать себе имя».

«Было две концепции, включить которые в книгу [“Краткая история времени”] казалось мне особенно важным. Одна из них – это так называемое суммирование по историям. Это идея о том, что у Вселенной не одна история. Напротив, существует совокупность всех возможных историй Вселенной, и все эти истории в равной степени реальны (что бы это ни значило). Другая идея, необходимая для того, чтобы придать математический смысл суммированию по историям, – это мнимое время».

«К своему большому удивлению [я] обнаружил, что от черной дыры, по-видимому, должно идти излучение. Сначала я подумал, что ошибся в вычислениях. То, что это излучение было как раз таким, какое требовалось, чтобы отождествить площадь горизонта с энтропией черной дыры, заставило меня поверить в его реальность. Я свел все это к одной простой формуле:

где S – энтропия, а A – площадь горизонта. Это выражение содержит три фундаментальных постоянных: G – ньютоновскую гравитационную постоянную, ħ – постоянную Планка и c – скорость света, и раскрывает наличие глубокой, прежде не предполагавшейся связи между гравитацией и термодинамикой – наукой о теплоте.

Излучение от черной дыры будет уносить энергию, так что черная дыра станет терять массу и сжиматься. В конце концов, по видимому, черная дыра полностью испарится и исчезнет. Это создает проблему, которая задевает самое сердце физики. Мои вычисления предполагали, что это излучение чисто тепловое и случайное, как и должно быть, если площадь горизонта является энтропией черной дыры. Но тогда как это излучение может нести всю информацию о том, из чего создана черная дыра? Если же информация теряется, то это несовместимо с квантовой механикой.

Этот парадокс обсуждался в течение тридцати лет без особого прогресса, пока я не обнаружил то, что, как я считаю, является его решением. Информация не теряется, но она и не возвращается в каком-либо полезном виде. Это подобно сжиганию энциклопедии: информация, содержащаяся в энциклопедии, формально говоря, не пропадет, если кто-то соберет весь дым и пепел, но ее будет очень трудно прочитать».

«Физики должны иметь возможность свободно обсуждать этот вопрос [возможность путешествий во времени], не опасаясь насмешек или презрения. Даже если окажется, что путешествия во времени невозможны, важно понимать, почему они невозможны».