Незамеченный юбилей ракетно-космической отрасли

180
0

В другой стране, в другое время эта дата могла бы стать поводом к общенациональным торжествам. Сегодня о 70-летии создания ракетно-космической отрасли России вспомнили лишь благодаря ассоциации содействия развитию научно-технических музеев АМНИТ, Российскому дому международного научно-технического сотрудничества и Политехническому музею. Именно их усилиями был проведен представительный круглый стол, посвященной этой важной дате в истории нашей страны. Заседание круглого стола, посвященного 70-летию ракетно-космической отрасли России вел Юрий Батурин, Герой России, летчик-космонавт, член-корреспондент РАН. Фактически круглый стол трансформировался в научную мини-конференцию или симпозиум.

Член-корреспондент РАН, генеральный конструктор КБ общего машиностроения им. В.П. Бармина (где разрабатывались стартовые комплексы для ракетной техники), Игорь Владимирович Бармин, открывая заседание, подчеркнул: «Только решение политического руководства страны позволило создать ракетно-космическую отрасль. Только это и позволило создать ракетно-ядерный щит нашей страны, благодаря которому нам до сих пор и удается избегать серьезный конфликтов». Сын выдающегося конструктора, входившего в Совет главных конструкторов, Игорь Владимирович лично был свидетелем многих событий, связанных с созданием сложнейшей ракетно-космической отрасли.

С.П. Королев, В.П. Глушко, В.П. Бармин, В.И. Кузнецов, Н.А. Пилюгин, М.С. Рязанский – шесть самых известных главных конструкторов первых советских баллистических ракет и космических аппаратов. «Это были люди, которые не умели проигрывать. Комплекс Р-7 (первая межконтинентальная баллистическая ракета в мире, успешно испытанная 21 августа 1957 г. – А.М.) создавался быстрее чем за два года, космодром Байконур – тоже быстрее чем за два года, – подчеркнул Игорь Бармин. – Представить такие темпы сейчас невозможно. Только конкурсные процедуры мы будем сейчас проводить два года».

Это тем более удивительно, если учесть, в каких условиях приходилось работать. В этом смысле чрезвычайно важны и актуальны как пример для современных руководителей ракетно-космической отраслью и политического руководства страны обстоятельства создания Совета главных конструкторов. Об одном из аспектов решения назначить Сергея Павловича Королева во главе Совета, рассказала Лариса Филина, директор Мемориального дома-музея С.П. Королева. В ее сообщении «О значении немецкой трофейной техники» был проанализирован интересный исторический документ – протокол совещенная в Технической комиссии в Берлине 27–28 марта 1946 года. Рассматривались несколько кандидатур на пост главного конструктора. Но только у Королева в личном деле была сделана запись: «Обладает организаторскими способностями». В 1943–1944 годах Королев готовит и направляет несколько служебных записок руководству страны с конструктивными предложениями. Королев подчеркивает катастрофическую нехватку людей. И это ему было известно, как никому другому: арестованный в 1938 году, он прошел и пытки на Лубянке, и лагеря на Колыме, и «Туполевскую шарагу» в Москве, из которой как раз в 1942 году был переведен в закрытое конструкторское бюро тюремного типа в Казани.

Сотрудник государственного научного центра «Исследовательский центр им. М.В. Келдыша», кандидат технических наук Альберт Гафаров рассказал о предыстории ракетно-космической отрасли. 31 октября 1933 года Совет труда и обороны СССР принял решение о создании Реактивного НИИ. Заместителем руководителя был назначен С.П. Королев. А уже в 1939 году успешно проходят испытания крылатой ракеты по проекту Королева. Дальность полета рекордная по тому времени – 50 км. В это же время разработаны два ракетоплана, тоже конструкции С.П. Королева, с жидкостно-реактивным двигателем.

Организационная структура начального периода становления ракетно-космической отрасли была рассмотрена в докладе Николая Симонова, доктора исторических наук (Институт российской истории РАН). К концу войны были сформированы: Спецкомитет № 1 (занимался вопросами атомного оружия); Спецкомитет № 2 (реактивная и ракетная техника); Спецкомитет № 3 (радиолокация).

Поразительно, но оказывается, что размеры финансирования нового ракетостроения были крайне ограниченны. «На 1946 год в госбюджете не было запланировано ни одной копейки на создание ракетной техники, – подчеркнул Николай Симонов. – Все финансирование осуществлялось за счет средств Спецкомитета № 1, то есть за счет средств, которые государство выделяло атомщикам». Каждый из этих трех спецкомитетов курировал кто-то из высшего партийного руководства страны. Симонов рассказал о любопытном эпизоде. Заместитель председателя Совета Министров СССР, член Политбюро ВКП (б) Георгий Маленков курировал Спецкомитет № 3. За все время он ни разу не появился на заседаниях комитета. Не помогал, но и не мешал, как говорил академик Аксель Берг.

И все же понятно, что ракетно-космическая отрасль изначально потребовала взаимодействия огромного количества организаций, предприятий и специалистов. Естественно, что не обходилось и без межведомственной конкуренции. Глава Союза развития наукоградов России Михаил Кузнецов, например, уверен, что «ракетно-космическая отрасль была наиболее многоотраслевой отраслью, даже по сравнению с атомной отраслью. И в связи с этим нам еще предстоит ввести в общественный оборот огромный массив архивных материалов».

Книга Л.П. Вершининой «Рождение ракетно-космической отрасли Советского Союза. 1944–1947 гг.», представленной на круглом столе

Вот с этим-то могут быть как раз межведомственные проблемы. Дело в том, что ни один историк в современной России не имеет формы допуска № 1 к особо важным документам. А насколько важными и неожиданными могут оказаться архивные исследования, показала сотрудница ЦНИИмаш и научный сотрудник Института истории естествознания и техники им. С.И. Вавилова РАН Любовь Вершинина. В рамках круглого стола прошла презентация ее книги «Рождение ракетно-космической отрасли Советского Союза. 1944–1947 гг. » – историческое исследование, основанное на скрупулезном изучении редких архивных материалов, бесед с участниками и очевидцами создания ракетно-космической отрасли.

Хронологические рамки работы Вершининой – с августа 1944 по конец 1947 года. Именно в этот период в СССР «был пройден путь от первого знакомства с немецкой ракетой дальнего действия Фау-2 на польском полигоне «Близна» до изучения конструкции, восстановления технической документации и технологических процессов ее производства, а также разворачивания работ в масштабах народного хозяйства всей страны».

Увы, этот путь сегодня скорее напоминает лесную тропинку… «Проект «Энергия–Буран» был последним проектом, в котором были качественно разработаны все необходимые документы, – отметил в заключение работы круглого стола И.В. Бармин. – Высокая штабная культура. Все главные конструкторы и все люди, которые были связаны с проектами, были крайне эффективными менеджерами, но при этом все они были высококлассными профессионалами. Сегодняшний тренд – подготовка универсальных «эффективных менеджеров», умеющих управлять всем, чем хочешь, наносит огромный вред».