Русское научное зарубежье: Николай Тимофеевич Беляев

Инна Гусалова
367
0

Автор статьи: С.Г. Морозова
Заслуженный работник культуры РФ, заведующая отделом научно-методической работы Политехнического музея

Настоящая публикация посвящена ученому и общественному деятелю, чье имя неизвестно широкой российской публике, чье творчество не нашло достойного отражения в отечественной историографии. Речь идет о Н.Т. Беляеве, объединившем своей жизнью и трудами три страны – Россию, Англию и Францию, о человеке, в котором удивительным образом сочетались качества офицера-артиллериста, ученого-металловеда и историка. Общественные потрясения стали причиной того, что его таланты, эрудиция и организаторские способности в полной мере раскрылись и нашли приложение лишь за пределами родной страны, и именно там принесли ему счастье прижизненного успеха и признания. В нашей стране его имя на долгие годы было вычеркнуто из общественного сознания, и лишь в последнее десятилетие возвращается из незаслуженного забвения.

Н.Т. Беляев принадлежал к старому дворянскому роду; его предки состояли, в основном, на военной службе. Н.Т. Беляев родился 26 июня 1878 г. в Санкт-Петербурге в семье генерала артиллерии. Образование получил военное: 2-ой Петербургский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище, Михайловская артиллерийская академия (МАА).

Николай Беляев – выпускник Михайловского артиллерийского училища. СПб. 1899 г.

По окончанию курса обучения в академии в 1905 г. Н.Т. Беляев в чине штабс-капитана был оставлен при академии в должности репетитора. В 1909 г. ему было присвоено звание капитана, в 1915 г.– полковника. Во время учебы в академии Беляеву посчастливилось встретиться с профессором Д.К. Черновым, выдающимся русским ученым, одним из основоположников современного металловедения, и под влиянием этой личности он навсегда связал свою судьбу с металлургией. Его первой научной публикацией стал в 1906 г. широко известный труд «О булатах», объектом которого явилась коллекция булатного оружия Д.К. Чернова. Беляев приступает к работе в новой неизведанной области металловедения – исследования структуры и свойств булатной стали и на ряде крупных металлургических заводов: Путиловском, Златоустовском, Ижорском и Ижевском, проводит опыты, в основу которых легли взгляды Д.К. Чернова на кристаллизацию стали. В 1909 г. он подготовил диссертацию на право преподавания в академии по теме «Кристаллизация, структура и свойства стали при медленном охлаждении», которой в 1911 г. была присуждена Михайловская премия как лучшей научной работе. С 1910 г. Беляев – штатный преподаватель академии по металлургии и химии и неоднократно командируется за границу «для дальнейшего совершенствования в научных занятиях». Он посещает крупнейшие металлургические центры и заводы по производству артиллерийской техники Германии, Франции, Италии и Англии, слушает лекции и работает в лучших научно-исследовательских лабораториях Европы – Ф.Вюста, А.Лешателье, Ф.Осмонда. Везде он принимается тепло и заинтересованно, как ученик и последователь Д.К. Чернова, а также как молодой способный специалист. В мае 1914 г. утверждена тема научной работы Беляева на присуждение звания экстраординарного профессора академии «Булат, его строение и свойства», однако первая мировая война нарушает эти планы.

В июле 1914 г. Беляев поступает в распоряжение начальника артиллерийской части Петербургского военного округа и в должности командующего батареей участвует в военных операциях, получает ранение (контузию). После непродолжительного лечения Беляев в мае 1915 г. в чине полковника направляется в командировку в Лондон для работы в должности заведующего артиллерийской частью Русского правительственного комитета (РПК) под руководством генерала Э.К. Гермониуса, также выпускника МАА и ученика Чернова. Занимаясь обеспечением поставок вооружения для российской армии, он входит в круги известных политических и государственных деятелей Англии. Осенью 1916 г. Беляев в качестве представителя российской стороны принимает участие в проходящей в Лондоне конференции союзников; Англию представлял премьер-министр Д. Ллойд-Джорж, Францию – А. Томá, министр вооружения. Отмечая заслуги Беляева в воинской службе, английское правительство возводит его в рыцари Ордена Бани. После Октябрьской революции. 1917 г. Беляев отказывается признать большевистское правительство. Он остается в Англии и по поручению Русского посольства возглавляет комиссию по хранению дел Русского правительственного комитета в Лондоне. Беляев становится заметной фигурой в кругах русского зарубежья. В 1918 г. он участвует в организации Русского общества вспомоществовании в Лондоне (The Russian Relief Fund) для оказания финансовой помощи русским беженцам, в 1920 г. при активном участии Беляева создается Русское экономическое общество в Лондоне.

Н.Т. Беляев. Лондон. 1916 г.

Первая зарубежная научная публикация Беляева в эмиграции относится к 1918 г.: статья «Damascene steel» в журнале Института железа и стали в Лондоне, подводящая итог российскому периоду исследований булатной стали. Беляев был принят в члены этого крупного и авторитетного научного учреждения Великобритании еще в 1915 г. по рекомендации известного английского металлурга сэра Р.Хадфилда. Беляев входит в состав Русской академической группы в Великобритании (РАГ) с самого начала ее организации в 1920 г., является членом Совета Общества Аэропланных инженеров. С 1921 г. он читает в Королевской горной школе Лондонского университета курс лекций по кристаллизации металлов. В своей крошечной лаборатории, сооруженной по месту жительства в Лондоне на Elvaston Place, Беляев продолжает металлографические исследования, результаты которых он включает в свой курс лекций. Эти лекции стали основой научного труда Беляева «Кристаллизация металлов», изданного Лондонским университетом в 1923 г. с предисловием члена Лондонского королевского общества сэра Г. Карпентера. Книга была замечена в кругах европейской научной общественности и дважды переиздавалась.

Проживая в Англии, Беляев часто посещает Францию, выступает с докладами в области металловедения на заседаниях научных конгрессов в Льеже, Париже. Он переезжает в Париж в конце 1932 г. и поступает на службу в недавно основанный (1930 г.) Институт автогенной сварки (L′ École Supérieure de Soudure Autogène), организует металлографическую лабораторию и продолжает исследования структурных составляющих стали. 16 февраля 1933 г. его лабораторию посетила группа студентов Русского Высшего технического института во Франции (РВТИ). Это событие было описано в «Вестнике РВТИ: «Профессор Беляев объяснил студентам ведущиеся им в течение уже долгого времени работы и исследования по крупным увеличениям, в частности, для перлита до 2000−4000 диаметров его зерен. В своем личном кабинете профессор показал различные работы, а также и портреты творцов современной металлографии во главе с «отцом металлографии железа», знаменитым профессором Михайловской артиллерийской академии Д.К. Черновым». Беляев становится действительным членом Русской академической группы в Париже и в июне 1933 г. входит в качестве ее представителя в Совет профессоров РВТИ. Институт к тому времени объединил крупные научные силы русского зарубежья: Д.П. Рябушинского, В.П. Аршаулова, адмирала М.А. Кедрова и др. В 1934 г. Институтом Автогенной сварки был издан труд Н.Т. Беляева на французском языке «Кристаллизация металлов» с предисловием А. Лешателье (третье издание).

В 1920-х гг. появились первые публикации Беляева по исторической тематике, в области, так далеко отстоящей от сферы профессиональных интересов офицера-артиллериста и металловеда. Беляев заинтересовался историей еще в России при изучении булатного оружия. Углублению знаний древней истории способствовали также исследования старинных мер веса, которыми он занимался в Англии. Со временем исторические изыскания стали занимать все более значительное место в научном творчестве Беляева, а с середины 1930-х гг. труды по исторической тематике стали доминировать в общем спектре его научных публикаций. Когда в 1938 г. в связи с 750-летним юбилеем памятника древнерусской культуры «Слова о полку Игоревом» был поднят вопрос о подлинности текста, Беляев вместе с профессором Н.К. Кульманом выступил с рядом докладов и статей с доказательством того, что «Слово» не могло быть подделано в 18-м веке. Он разобрал все термины, касающиеся оружия, и подтвердил подлинность их происхождения. Труды Беляева по исторической тематике сразу же были отмечены в среде профессиональных историков и высоко оценены. В 1956 г. известный историк русского зарубежья П.Е. Ковалевский, в статье, посвященной памяти Беляева, писал: «ему русская историческая наука обязана целым рядом гипотез, часть которых принята теперь большинством ученых».

К 1930-м гг. Беляев – общепризнанный авторитет в области научного металловедения; в научных изданиях Европы и США публикуются статьи, в которых он представляет результаты изучения макро- и микроструктуры образцов булатной стали, процессов первичной и вторичной кристаллизации стали. Примером его высокой научной интуиции стало утверждение о «гранулировании» в аустенитной зоне, феномене, который получил полное объяснение только при открытии впоследствии δ–γ превращений в железе при очень высоких температурах. Добившись больших разрешений (х2000–х4000) при микроскопических исследованиях структурных составляющих затвердевшей стали, он пришел к интересным выводам, которые в совокупности с результатами других авторов проложили путь мозаичной теории кристаллов.

Увлеченность и преданность теме, удивительная интуиция и образность мышления снискали ему среди коллег славу «поэта металлографии». В 1933 г. он был награжден Корпорацией русских академиков-артиллеристов за рубежом, объединяющей бывших выпускников МАА, золотой медалью «за выдающиеся научные исследования и работы по металлургии». В 1937 г. Беляеву была вручена одна из высших мировых наград в области металлургии – Золотая Бессемеровская медаль. Эта награда присуждалась за выдающиеся научные исследования Институтом железа и стали в Лондоне с 1874 г. 80 раз, из них иностранцам – 27 раз и вот, в 1937 г., впервые – русскому ученому. Церемонию вручения медали предполагалось провести. 29 апреля в Лондоне. Не дожидаясь этого момента, эмигрантская научно-техническая общественность Парижа организовала 23 марта 1937 г. торжественный вечер, посвященный предстоящему награждению ученого. Чествование профессора Беляева состоялось также и в Институте Автогенной сварки. Этому событию была посвящена публикация в июньском номере 1937 г. парижского журнала «Revue de la Soudure Autogène». Во время церемонии его называли великим последователем Чернова, Осмонда и Лешателье и благодарили за воспитание молодых кадров для производства.

Беляев становится известной фигурой и в русско-эмигрантских кругах, и в среде французского научного сообщества. Он входит в состав правления Российского торгово-промышленного и финансового союза, избран почетным членом Объединения русских дипломированных инженеров, французских научно-технических обществ: Association technique de Fonderie и Société des Ingénieures-Docteurs de France. В декабре 1945 г. состоялось торжественное заседание научно-технических обществ, на котором профессору Беляеву была присуждена премия им. Фремона за научную деятельность в области металлургии. Его работы, наряду с работами И.И. Сикорского, А.Н. Северского, академика В.Н. Ипатьева, С.П. Тимошенко, А.Е. Чичибабина и Д.П. Рябушинского, были представлены на выставке достижений русской науки и техники за рубежом, организованной Объединенным комитетом инженерных и технических организаций в январе 1950 г. в Париже. Последним его публичным выступлением стала речь «Памяти профессора В.Н. Ипатьева» 22 июня 1953 г. на Общем годичном собрании Русской академической группы в Париже.

Беляев скончался в Париже 6 ноября 1955 г. после длительной болезни и был похоронен на кладбище Сен-Женевьев-де-Буа под Парижем; отпевание состоялось в кафедральном Александро-Невском соборе, членом приходского Совета которого Николай Тимофеевич состоял многие годы. Его кончине был посвящен ряд публикаций в зарубежных средствах печати. Одна из статей заканчивалась следующими словами: «Людей, подобных Николаю Тимофеевичу Беляеву, осталось среди нас немного, а потому память о нем мы должны не только сохранить в своих сердцах, но и донести до сокровищницы родной культуры».

Материал был опубликован в академическом бизнес-журнале «Экономические стратегии» (1 (87) 2011).

Библиография
1. Беляев Н.Т. О булатах. Спб., 1906. 56 с.
2. РГВИА Ф.310 Оп. 1 Д.6087. ЛЛ.4−65
3. Belaiew N.T. Damascene steel //The Journal of the Iron and Steel Institute. London, 1918. Vol. XCVII. №1. P.417−439.
4. Вестник Русского Высшего технического института во Франции. Париж,1933. №6/25. С.99.
5. Российская государственная библиотека (РГБ). Отдел рукописей Ф.587 К.7 Ед.хр. 50.
6. The Journal of the Iron and Steel Institute. London, 1937.Vol. CXXXV. №1. P.14Р.
7. Возрождение. Париж, 1956. №49. С.136.