Наш человек на Марсе

470
1

Пока мы собираемся на бизнес-ланч, где-то далеко в пустыне шестеро отважных добровольцев осваивают марсианскую базу. Пока мы торопимся уйти с работы и заняты своей рутиной, эти люди готовятся к внекорабельной деятельности. Две недели — с 15 до 30 ноября — продлится их добровольное заточение в условиях, максимально приближенных к жизни будущих первопроходцев Красной планеты. А если работа пройдет успешно, добровольцев изолируют уже надолго.

Команда MDRS Crew 143 — одна из трех, претендующих на участие в годовом эксперименте на острове Девон в канадской Арктике, где расположена станция Марсианского общества (Mars Society). Но попадут туда лишь те, кто лучше других покажет себя во время двухнедельной изоляции на базе в пустыне штата Юта. Наши симпатии — на стороне MDRS Crew 143, ведь среди членов команды — единственная в конкурсе россиянка. Выпускница МГУ, специалист в области «космической» журналистики Анастасия Степанова рассказала нам о жизни в изоляции.

Анастасия Степанова

Эксперты Марсианского общества выбирали каждого из 18-ти финалистов индивидуально, и лишь затем распределили их на три команды по шесть человек. «Мы все примерно одного возраста и понимаем друга друга, — говорит Анастасия Степанова, — ребята отличные, пока что не было никаких ссор и склок. Разве что иногда надо мной подшучивают, потому что я не понимаю канадский юмор, а основная часть нашей команды — канадцы».

MDRS Crew 143: Пол Найтли (США), командир, геолог

Анастасия Степанова: «Это такой немногословный, ответственный и немного загадочный человек… Вначале было сложно понимать его канзасский акцент, но теперь уже начинаю привыкать. Впрочем, наверняка он так же мучается с моим русским произношением, так что мы квиты».

Анастасия стала единственным представителем России, подавшим заявку на участие в проекте Mars Arctic 365 Mission, организованном Марсианским обществом, — и прошедшим в финал. Общество ставит перед собой задачу освоения и глубокого терраформирования Красной планеты, превращения ее в «голубую», куда более гостеприимную и подходящую для жизни, чем сейчас.

«Человечеству пора сделать новый рывок, — считает Анастасия Степанова, — Марс — близкая и более-менее пригодная для жизни планета. Освоив ее, мы получим больше шансов, возможностей и технологий для того, чтобы двигаться дальше, к новым мирам. Кроме того, у нас появится «запасная» планета: учитывая ускорение и усиление всеобщего сумасшествия, не исключено, что через несколько десятилетий на Марсе будет гораздо безопасней, чем на Земле».

Но прежде чем Марс станет по-настоящему пригодным для жизни, к нему предстоит отправиться командам первопроходцев, которые займутся обустройством планеты. Именно этот этап работы отрабатывается Марсианским обществом. В отличие от прошедшего пару лет назад в московском ИМПБ РАН изоляционного эксперимента «Марс-500», который имитировал перелет к Красной планете и обратно (добровольцы провели на ее условной поверхности всего один день), команды пустынной станции уже «живут» на Марсе, совершая ежедневные выходы наружу, изучая местную геологию, атмосферу и т.д.

MDRS Crew 143: Пол Соколофф (Канада), биолог

Анастасия Степанова: «Благородный и всегда позитивный ботаник. Иногда кажется, что мы с ним знакомы много лет — может, сказываются его украинские корни, хотя он совсем не знает ни русского, ни украинского».

Марсианская пустынная исследовательская станция (MDRS) — максимально правдоподобный прототип настоящей обитаемой станции, работающей на другой планете. Здесь не дается никаких поблажек. «Симуляция, или имитация, — это воспроизведение того, как люди жили бы на марсианской станции, — поясняет Анастасия Степанова. — Выйти наружу — только в скафандре. Готовить еду — только из сублимированных продуктов и растений, выращенных в теплице. Выживать, строго контролируя потребление воды и электричества. Выход из режима имитации — только в экстренных случаях».

Команда живет по строгому расписанию: подъем в 7:00, завтрак, обсуждение плана действий на день… Около полутора часов остается на подготовку к работе, а с 10-ти начинается «внекорабельная деятельность» (Extra Vehicle Activity, EVA) — техническая поддержка станции, закачка воды, проверка исправности генератора, геологические и биологические исследования, изучение окружающей среды и т.д. Снаружи одновременно могут находиться не больше четырех членов экипажа, еще двое остаются на станции, следя за происходящим с помощью радиосвязи.

MDRS Crew 143: Александр Манжо (Франция), бортинженер

Анастасия Степанова: «Он настоящий инженер — всегда рядом, чтобы помочь с чем угодно, будь то починить дверной плинтус или устранить неполадки с компьютером».

Выход за борт действительно напоминает о жизни в настоящем космосе. Анастасия перечисляет: «Надеть комбинезон, походные ботинки, гарнитуру, радиопередатчик, затем рюкзак с вентиляционной системой, стеклянный шлем и, наконец, громоздкие перчатки… Все помогают друг другу подсоединить вентиляционные трубки к шлему, так как в скафандрах мы очень неуклюжи. Когда все готовы, мы заходим в шлюзовую камеру для пятиминутной "декомпрессии"».

Работа в скафандре требует много энергии и приводит к быстрому обезвоживанию организма. Поэтому к тому времени, как команда возвращается на станцию после EVA, оставшиеся на борту члены экипажа встречают их уже готовым обедом. «Нам очень повезло быть в команде с креативным Яном, — добавляет Анастасия Степанова. — Каждый раз он поражает своими кулинарными изысками, которые, казалось бы, невозможно приготовить из запасов малоприятной сублимированной еды». Затем работа продолжается: проводятся исследования собранных образцов растений и лишайников, образцов почвы и минералов, составляются отчеты — и, конечно, приводятся в порядок помещения самой станции.

MDRS Crew 143: Ян Сильверсайд (Канада), бортинженер, эксперт по выживанию

Анастасия Степанова: «Расслабленный и веселый человек, который то и дело балует нас кулинарными изысками, несмотря на то, что вся еда на «станции» сублимированная».

С 19:00 до 21:00 команда работает с CAPCOM (Capsule Communicator) — системой коммуникации. В это время происходит отправка всех отчетов, запросов и вопросов оператору на «Земле». «Каждый день мы должны отправлять целую кучу отчетов, — говорит Анастасия Степанова, — геологический, биологический, научный, журналистский, инженерный, фотоотчет, отчет главного по здоровью и безопасности, отчет командира, отчет старшего помощника командира, отчет по теплице, план и отчет по внекорабельной деятельности… Только когда со всеми обязанностями будет покончено, мы сможем отправиться к нашим спальным мешкам, а если остались силы, устраиваем просмотр фильмов про космос».

В своей любви к космосу все участники команды — настоящие единомышленники. «Когда мне было лет десять, отец много рассказывал мне про космос, показывал созвездия в телескоп, — вспоминает Анастасия. — Позже мне удалось найти старый учебник по астрономии, которую в школе у нас уже не преподавали… Это была самая интересная книга детства! Например, я узнала, что плотность Сатурна и Нептуна примерно такая же, как плотность воды на Земле. Я представляла, как ты наступаешь на поверхность планеты и тонешь…»

MDRS Crew 143: Клод-Мишель Ларош (Канада), физик

Анастасия Степанова: «Очень внимательный слушатель и интересный рассказчик. Он самый взрослый из всех нас и имеет богатый жизненный опыт — служба в армии, учеба в Международном космическом университете…»

«Больше всего меня поражает, когда люди спрашивают, мол, от чего ты пытаешься скрыться? Не бежишь ли от «настоящей» жизни? — говорит Анастасия. — Такие вопросы показывают, насколько наше общество потеряло веру в бескорыстие. Мы стали помешаны на себе и своей выгоде, на том, что под носом, и уже давно не смотрим на то, что над головой… Но у меня всю жизнь было осознание, что и я, и мы, и все люди способны на большее. Я просто следую своей мечте, занимаюсь тем, что делает меня счастливой».